A place where you need to follow for what happening in world cup

«Семин любит футбол. Он знает, что нужно, чтобы выигрывать». Ностальгическое интервью Дмитрия Сенникова

0 0

«Семин любит футбол. Он знает, что нужно, чтобы выигрывать». Ностальгическое интервью Дмитрия Сенникова

Двукратный чемпион России — о жизни после окончания карьеры, секрете успеха Юрия Семина, лучших матчах «Локомотива» в Лиге чемпионов и крупных турнирах в составе сборной России. Двукратный чемпион России — о жизни после окончания карьеры, секрете успеха Юрия Семина, лучших матчах «Локомотива» в Лиге чемпионов и крупных турнирах в составе сборной России.

Дмитрий Сенников — едва ли не самый стабильный защитник «Локомотива» в эпоху двух первых чемпионств. Юрий Семин ценил его за универсализм, ответственность и невероятную цепкостью. Убежать от Сенникова по флангу в начале 2000-х для игрока РПЛ — почти нереальная задача.

Он был незаменимым бойцом не только в «Локомотиве» Семина, но у и других тренеров. Но в 2010-м в 34 года Сенников внезапно завершил карьеру и ушел в тень. Сейчас Дмитрий — звезда футбольных эфиров на каналах холдинга «Матч ТВ». Он дает грамотную аналитику, но о своей богатой карьере почти не говорит. Мы исправили это недоразумение.

В большом интервью «Матч ТВ» Сенников рассказал:

  • почему завершил карьеру;
  • как отказал Анатолию Бышовцу, чтобы работать под руководством Павла Садырина;
  • о дружбе Юрия Семина и Валерия Газзаева;
  • почему «Локомотив» всегда был кубковой командой;
  • какие матчи в Лиге чемпионов считает лучшими;
  • как Семин умудрился вернуться в «Локомотив» в 2016-м и вновь выиграть все трофеи;
  • об упущенном чемпионстве в 2005-м и внезапном увольнении Славо Муслина год спустя;
  • почему на Евро-2004 отказался меняться футболками с греками;
  • что случилось со сборной России, когда она сгорела Португалии — 1:7.

«СЕМИН ЦЕНИЛ МЕНЯ ЗА СИЛОВУЮ МАНЕРУ ИГРЫ, СКОРОСТЬ И МОБИЛЬНОСТЬ»

— Вы довольно неожиданно завершили карьеру в 34 года в 2010-м. Неужели не было желания еще поиграть?

— У меня была серьезная травма спины, межпозвоночная грыжа. Она была настолько большой, что без операции не обойтись. Я уже просто не мог нагнуться, тяжести носить, даже носки не мог надеть сам, не то что бегать. «Локомотив» помогал с лечением, я ходил какое-то время и к Валентину Дикулю (руководитель известного реабилитационного центра — прим «Матч ТВ»), какие-то процедуры делал.

Это не помогло, сам уже понял, что в 34 года после такой травмы тяжело вернуться. Параллельно была такая же история у Гонсало Игуаина, но он был на десять лет младше. Он сделал операцию по удалению грыжи в Америке и потом успешно играл какое-то время. Когда я понял, что обычные методы не помогают, тоже полетел за океан. Операцию проводил хирург, который занимается нашими хоккеистами. Николая Хабибуллина оперировал, например.

— После восстановления у вас были предложения?

— Я полгода не играл. Операция, потом восемь месяцев восстановления и уже возвращаться не было особого желания. Были предложения из МЛС, но нужно было набрать форму, а это тяжело сделать без команды. Когда потерял надежду вернуться в большой футбол, было желание играть хотя бы за ветеранов, с друзьями и так далее. Через год с небольшим я полноценно вернулся к привычной жизни, ушли все боли.

— Как поддерживаете форму сейчас? В ретроматче «Локомотив» — ЦСКА вы были в порядке, хотя, как мы видим, многие футболисты после окончания карьеры набирают вес.

— Дело в питании и образе жизни, прежде всего. Генетически, может быть, кто-то тоже склонен к полноте и не может справиться. Спорт в моей жизни есть, но его не так много как раньше, уже не могу тренироваться каждый день. И физически тяжело, и времени не хватает. Как могу, так и поддерживаю.

— Вы запомнились, как невероятно цепкий защитник, который постоянно ищет единоборства.

— Да, Юрий Палыч (Семин) и ценил меня за силовую манеру игры, скорость и мобильность. Не уставал никогда, мог много бегать, работоспособность была на уровне. За счет этого и выигрывал конкуренцию, хотя в «Локо» тогда было порядка десяти защитников и все — хорошего уровня.

«Семин любит футбол. Он знает, что нужно, чтобы выигрывать». Ностальгическое интервью Дмитрия Сенникова

«САДЫРИН ПОЗВАЛ В ЦСКА, ПОЭТОМУ Я ОТКАЗАЛ «ЗЕНИТУ»

— Вы начинали карьеру в ЦСКА, а потом вас отдали в аренду в «Шинник». Чем запомнилось то время?

— До этого у меня еще было два хороших сезона в петербургском «Локомотиве». Это Первая лига, я смог хорошо себя проявить и в итоге получил предложения от «Зенита» и ЦСКА. Выбрал работу с Павлом Федоровичем Садыриным, потому что с детства мечтал у него играть. После чемпионства его «Зенита» в 1984-м, меня в 1985-м и отдали в футбол.

В Петербурге тогда был футбольный бум, мама видела, что я играю во дворе, и отвела в СДЮСШОР «Зенита». Прошел какие-то тесты и меня взяли. Конкурс был большой — из 20-30 человек условно отбирали двоих. Вот так Садырин в детстве повлиял на мою судьбу. После окончания школы тренер Гиви Нодия пригласил меня в «Локомотив» (СПб), дал старт моей карьере. А потом, когда Павел Федорович позвал в ЦСКА, сбылась детская мечта, поэтому я отказал «Зениту».

— Какое впечатление произвел Садырин в личном общении?

— Для меня это открытый человек, с душой. Когда он меня позвал во второй раз уже в «Рубин», мы условия контракта обговорили у него дома с глазу на глаз, без всяких агентов. Открытость и человеческое доверие с его стороны мне нравились. Подкупало, что тренер может так спокойно и открыто общаться с игроком без каких-либо посредников. Мы поговорили, благодаря этому разговору я почувствовал уверенность в своем выборе. Сначала я переходил к Садырину в ЦСКА, а потом последовал за ним в «Рубин».

— Почему в ЦСКА не получилось?

— Тогда в составе армейцев у меня закрепиться не получилось. Пришел после Первой лиги, а тут такой большой клуб с амбициями, с игроками высочайшего уровня. Мне, молодому парню, было тяжеловато.

Желание было огромное, я бился на каждой тренировке, но оказался не готов к такой конкуренции. Переход мне дался тяжело, а я хотел играть. Поэтому сначала уехал в аренду в «Шинник», а потом в «Рубин». Сделал шаг назад в Первую лигу для того, чтобы потом сделать два шага вперед. Теперь всегда говорю футболистам, что в двадцать лет нельзя сидеть на скамейке, в этом возрасте надо играть, чтобы расти. В моей карьере так и получилось.

— Можно ли сказать, что работа с Садыриным помогла вам полноценно запустить карьеру на высоком уровне?

— Безусловно. Это же тренер, который привел к чемпионству в СССР сразу две команды — ЦСКА и «Зенит», возглавлял сборную вместе с Семиным. Играя у него даже в Первой лиге, все равно мастерства больше получишь, это однозначно. Ну и именно после игр за «Рубин» Павел Федорович порекомендовал меня Юрию Палычу [Семину].

— Была такая рекомендация?

— Я думаю, была, конечно. Все это само собой сложилось. Мне «Рубин» предложил остаться, но когда поступило приглашение в «Локомотив», я моментально согласился на переход. Даже не смотрел на финансовую сторону.

«ЗДОРОВО, ЧТО СЕМИН И ГАЗЗАЕВ ДО СИХ ПОР ДРУЖАТ»

— Юрий Семин — еще один знаковый тренер в вашей карьере. У вас есть понимание, как ему удалось в солидном возрасте после работы с далеко не топовыми командами вернуться в «Локомотив» и выиграть все трофеи? В тот момент казалось, что его уже списали.

— Семин просто любит футбол. Он знает, что нужно для того, чтобы выиграть. Особенно в своей родной команде, где он столько лет провел. За определенное время он создал ту же атмосферу и на стадионе, и в коллективе, что и в ранние чемпионские годы. Ощущение семьи, что все друг за друга. Опять же, правильных игроков приобрели в тот момент.

Кто-то говорил, что этот дорогой, того не надо покупать, но Юрий Палыч настоял и с ними «Локомотив» стал чемпионом. У него были рабочие отношения с президентом клуба Ильей Геркусом. Особенного важно, когда на этом уровне нет конфликтов, и каждый занимается своим делом.

«Семин любит футбол. Он знает, что нужно, чтобы выигрывать». Ностальгическое интервью Дмитрия Сенникова

— Говорили, что у них были недопонимания, но их объединяло одно — оба хотели выиграть.

— В том-то и дело, особенно в первый год. Потом уже возникали сложности, когда амбиции возросли. Изначально каждый занимался своим участком работы, поэтому был успех. Ну и помощники Семина сыграли свою роль. Он пришел со своим штабом, там были люди, которые знали команду изнутри и понимали, как надо ее готовить.

Каждая часть этого процесса важна. Везет тем людям, которые любят футбол. Поэтому в каких-то моментах Юрию Палычу и повезло. Имею ввиду, что он прошел этот длинный путь и снова стал чемпионом.

— Можно сказать, что Семин — консолидирующая фигура и для команды, и для болельщиков.

— Поэтому его и любят. Он завоевал с «Локомотивом» 15 трофеев и на 15-й минуте каждого матча болельщики аплодируют, поют заряды в его честь. Есть кричалки и про других легенд. Здорово, что к людям, которые стояли у истоков успехов «Локомотива», так хорошо относятся. На ретро-матч с ЦСКА в холодный ноябрьский день пришло 12 тысяч болельщиков, это тоже было очень приятно.

— Там вы пересеклись с Семиным. Он по-прежнему настроен по-боевому?

— Меня удивило, что матч был вроде бы товарищеским, но у нас была очень серьезная установка перед ним. Даже в такой игре никто не хотел уступать. Юрий Палыч перед игрой сказал, мы уже много не бегаем, поэтому надо сосредоточить свои силы в центральной зоне, ведь голы в основном приходят оттуда. Он говорил: «Смещайтесь в центр почаще, создавайте численное преимущество в этой зоне». Каждому расписал, как и что делать, вплоть до стандартов. Какого-то хаотичного движения на поле не было, все было четко, у всех свои определенные задачи.

— «Локомотив» в «семинских» традициях отыграл на ноль.

— Не без доли везения, надо признать. ЦСКА был серьезно настроен. Я, как защитник, понимал, что нам очень тяжело. Но так получилось, что спустя двадцать лет снова был тот же счет (1:0), и тоже забил Лоськов. Мне показалось, что в ретро-матче было даже сложнее, чем в том «золотом». Форма уже не та, поэтому периодически смотрел на время и думал: «Когда уже это все закончится?»

Самое главное было — не пропустить. Наш голкипер Алексей Поляков фантастически сыграл, потащил в некоторых моментах. Хотя и мы тоже могли забить больше, в штангу попали. Игра интересная получилась, обоюдоострая.

Мне особенно понравилось, что когда Юрий Палыч собрал нас после матча, приехал и Валерий Георгиевич. Семин с Газзаевым обменялись теплыми словами в адрес друг друга. Здорово, что они до сих пор дружат и такие теплые отношения сохраняют, хотя история взаимоотношений у них непростая, если брать разные периоды их соперничества. Валерий Георгиевич признался, что матч хоть и товарищеский, проигрывать не хотелось.

— Накал страстей и с трибун чувствовался. Сами не удивились, что с первых минут пошло такое рубилово?

— До игры думал, что будет поспокойнее, обычный товарищеский матч. Когда вышел на поле, понял, что никто не будет тебе просто так уступать. Попов, Гусев, Красич и Жирков слева как начали атаковать, подумал: как бы мои ноги выдержали бы хотя бы первый тайм.

«ЛОКОМОТИВ» ВСЕГДА ХОДИЛ ПО ГРАНИ В РЕШАЮЩИХ МАТЧАХ»

— На момент «золотого» матча в 2002-м у «Локомотива» было множество медалей, Кубков России, два полуфинала Кубка Кубков, но чемпионство никак не давалось. В чем причина?

— «Локомотив» был кубковой командой, нам как раз не хватало этого «золотого» матча, финалы-то мы всегда выигрывали. Конечно, ответственность была запредельная в игре с ЦСКА. Понимали, что права на ошибку нет. Я выходил на поле, и у меня была четкая задача, чтобы соперник не забил. Мы понимали, что свой один как-то да забьем. Так и получилось. Ранний гол Лоськова не то чтобы предопределил ход игры, но всегда легче играть с небольшим преимуществом.

«Семин любит футбол. Он знает, что нужно, чтобы выигрывать». Ностальгическое интервью Дмитрия Сенникова

Первое чемпионство — яркое, сложное, особенно после четырех подряд вторых мест. Целый год играли, а потом один матч решал судьбу всего чемпионата. Проиграть в таком матче было бы невероятно обидно.

— За счет чего сложился феномен кубковости «Локомотива»? Семин умел зарядить на один конкретный матч, чтобы отдать в нем все?

— Люди подобрались и в составе, и в тренерском штабе такие, кто по духу не любил проигрывать. Какой бы счет ни был, команда не могла опустить руки и просто сдаться. Сейчас смотришь счета матчей — 1:5, 1:6… Не припомню, чтобы «Локомотив» в наше время так крупно проигрывал. Максимум могли после финала Кубка проиграть 0:3 «Черноморцу». Разгромные поражения были редкостью.

— «Локомотив» в 90-х регулярно проигрывал «Спартаку».

— Это было до меня — 1998-99 годы. С 2000-го такого не допускали. Если и проигрывали, то все равно бились. Были такие моменты, как с «Динамо», например. Первый тайм 0:2 проигрываем, нас разносят в раздевалке, после перерыва мы переворачиваем все на счет 4:2. В Перми 0:3 проигрывали, выиграли 4:3.

Или взять три финала Кубка, в которых я участвовал. С ЦСКА 1:1 в основное время — выиграли в дополнительное, Булыкин и Цымбаларь забили. С «Анжи» пропустили на 90-й, на 94-й Джанашия сравнял, и по пенальти выиграли. В 2007-м Гарри О’Коннор в овертайме забил «Москве». Помимо этого, «золотой» матч в 2002-м, и последний тур с «Шинником» в 2004-м, где взяли чемпионство. Тогда все решалось в одной игре.

«Локомотив» всегда ходил по грани «выиграл-проиграл» на решающих стадиях. И мне повезло, что большинство ключевых матчей мы выиграли. Даже матч с Уэльсом за сборную, когда не имеешь права ошибиться, мы тоже выиграли. В Лиге чемпионов мы обыграли на выезде «Галатасарай» в ситуации, когда потеря очков не оставляла шансов на выход из группы. Евсеев тогда с углового забил.

«Локомотив» — команда с характером. Может, вот этот адреналин и привлекал к нам болельщиков. Ты до последнего не знаешь, выиграет команда или проиграет. А взять, например, «Спартак», который в 90-х за пять туров до финиша становился чемпионом или «Зенит» в последние годы. Мне кажется, болельщики петербуржцев сейчас меньше удовольствия получают, чем от чемпионства в 2007-м, когда Домингес в Раменском вынес мяч с линии ворот.

Для них эта победа самая ценная, если не брать успех в чемпионате СССР в 1984-м. Тогда, в 2007-м, своих воспитанников в составе больше было.

«СПАСИБО НИГМАТУЛЛИНУ ЗА ПЕРЕИГРОВКУ С «ТИРОЛЕМ»

— «Локомотив» долго не мог пробиться в групповой этап Лиги чемпионов и все-таки добыл путевку туда в 2001-м в исторической переигровке с «Тиролем». Чем запомнился тот матч?

— Тяжелое противостояние было. За год до этого в группу нас не пустил «Бешикташ». Турки нас переиграли, мы не были готовы к их уровню. С «Тиролем» был тяжелый матч, хоть мы и выиграли домашнюю игру в Раменском 3:1. Тогда фантастический гол забил Игнашевич с сорока метров. Ехали в Австрию с психологическим преимуществом.

«Семин любит футбол. Он знает, что нужно, чтобы выигрывать». Ностальгическое интервью Дмитрия Сенникова

Мы были уверены, что можем там как минимум не проиграть. В принципе, так и получилось. Мы играли очень хорошо и даже повели 1:0. При таком счете, когда во втором тайме за две желтых не удалили Пименова, нам нужно было пропустить четыре, чтобы не выйти в групповой этап. Даже вдесятером не пропустили бы больше двух.

А вот в переигровке «Локомотив» мог пропустить не меньше трех, чего не случилось только благодаря Руслану Нигматуллину.

— Показалось, что «Локомотив» в переигровке не справился психологически и поплыл с первых минут. У команды мало что получалось.

— Проблема была в том, что переигровку поставили сразу после матчей сборных, а у «Локомотива» больше половины состава там играло.

Все разъехались по национальным командам. 5 сентября Россия играла на Фарерах, а 8-го у нас стояла переигровка в Австрии. 6-го мы прилетели на базу, 7-го новый самолет до Тироля и сразу игра. «Локомотив» в оптимальном составе не тренировался 12 дней, ничего не наигрывал. Все прилетели со сборных сразу на переигровку.

Поэтому нам было гораздо тяжелее, чем во второй игре. Задача была не наиграть какие-то комбинации, а просто восстановиться. Естественно, «Тироль» нас задавил с первых минут. Видимо, какое-то везение или судьба были с нами в тот вечер. Все-таки «Локомотив» заслужил играть в групповом этапе Лиги чемпионов по итогам двух матчей. Мы все это выдержали, и в итоге общий исход сложился в нашу пользу.

— У форварда «Тироля» Радослава Гилевича минуте к 70-й случилась истерика. Раза три он бил в упор, и все вытащил Нигматуллин. Та игра Руслана — самый крутой вратарский перформанс в вашей карьере?

— Он поймал кураж, это нечто фантастическое было. Единственный гол Руслан пропустил только после удара в «девятку», где не было шансов вытащить. Я ему благодарен, потому что с Гилевичем по большей части играл я, и мне было крайне тяжело. Поляк провел выдающийся матч. Мы с Нигматуллиным всегда дружили, и в этом матче он меня выручал тоже.

Руслан за этот матч потом получил премию «Спортсмен года» по итогам 2001-го. Тот год для него был лучшим в карьере.

— Казалось, что в тот момент он входил в число лучших вратарей мира.

— Да, если проанализировать, это действительно так. Руслан хотел уехать в Европу, у него было предложение от «Вероны». Все ему советовали не уходить, потому что летом был чемпионат мира, на котором можно было показать себя в сборной России. Да и чтобы занять место основного голкипера на таком турнире, нужна постоянная игровая практика.

У Нигматуллина было огромное желание, он уехал и в итоге там не играл. Поехал на чемпионат мира без практики, по сути. А в 2002-м вернулся и в составе ЦСКА сыграл против нас в «золотом» матче. Такая ирония судьбы. Останься — и в той игре защищал бы ворота «Локомотива». Уверен, что тогда Семин не вернул бы из Португалии Сергея Овчинникова. Не было бы смысла его возвращать.

— Что чувствовали, когда вышли под гимн Лиги чемпионов на игру первого тура группового раунда против «Андерлехта»?

— Это фантастические ощущения! Матчи, которые запомнятся на всю жизнь. В той первой для «Локомотива» Лиге чемпионов мы заняли третье место в группе, прошли в весеннюю часть Кубка УЕФА, а потом еще дважды выходили из группы в следующий раунд.

«Семин любит футбол. Он знает, что нужно, чтобы выигрывать». Ностальгическое интервью Дмитрия Сенникова

Этот период очень памятный, были хорошие матчи и яркие победы. Опять же в концовках, кстати. Ехали в Брюссель, у нас было одно очко после четырех туров, которое мы набрали как раз в Москве против «Андерлехта». В итоге вынесли бельгийцев 5:1, а потом в последнем туре обыграли «Реал» и попали в Кубок УЕФА.

Также у нас было и в следующем году. После четырех туров одно очко, добытое в матче с «Брюгге». А потом обыграли «Галатасарай» и бельгийцев, а «Барселона» выиграла все матчи, и мы в итоге прошли дальше со второго места, чудо какое-то.

Третий год — та же история. Обыграли «Интер» и киевское «Динамо» благодаря голу Паркса на последней минуте. В последнем туре уступили «Арсеналу». И если бы в матче «Интера» и «Динамо» кто-то выиграл, мы бы заняли третье место, а они сыграли вничью. У «Локомотива» всегда так — вроде все потеряно, но нам по итогу везло в решающие моменты.

— Ваш топ матчей «Локо» в Лиге чемпионов?

— «Андерлехт», конечно, и мой единственный гол в карьере в Лиге чемпионов. Победить 5:1 на выезде было очень неожиданно, ведь проигрывали 0:1. Разгром «Интера» 3:0 и ничья с «Реалом» на «Бернабеу» 2:2, это тоже такой памятный матч.

— Поняли, почему судья тогда свистнул, когда Обиора на последней минуте убегал один на один?

— Вообще непонятно. Сейчас наоборот, когда «Крылья» играли с «Локо», больше минуты переиграли, арбитр все не свистел, а потом еще и пенальти поставил. Так бывает, ничего не поделаешь.

— Поражение от «Монако» в плей-офф Лиги чемпионов — самое обидное в вашей карьере?

— Дома хороший матч был, кстати, 2:1 выиграли. Помню, что мы готовились, были очень тяжелые сборы. Нас там какие-то итальянцы из серии С обыгрывали, и в феврале Юрий Палыч прикидывал: «Как мы вообще выйдем на эту игру?» Это я додумываю, конечно, но нас на сборах реально все возили. В итоге у «Монако» дома мы могли даже 3:1 выиграть — выход один на один в концовке не реализовали.

Игра получилась интересной и красивой. Кто ожидал, что «Локомотив» так против «Монако» сыграет? В ответном матче, конечно, было очень тяжело… Лоськова удалили в первом тайме, а вдесятером противостоять тем парням, которые потом дошли до финала, невероятно сложная задача. Они свой гол забили, а нам отыграться было практически нереально. У них играли Адебайор, Эвра, Морьентес, Пршо, очень сильный состав.

— Хорват был в офсайде в моменте с забитым голом?

— Я думаю, что сейчас как минимум на VAR бы подняли этот момент. Он перекрывал обзор вратарю, поэтому спокойно могли бы отменить. Но такое давление было со стороны «Монако»! Я не знаю, выдержали ли бы мы дальше или нет.

«В 2005-М ВСЕ РАЗВАЛИЛОСЬ ПОСЛЕ ТРАВМЫ СЫЧЕВА»

— Каким получился чемпионский сезон-2004?

— 2003-й был неудачный, мы тогда заняли четвертое место. На последних минутах «Рубин» обыграл ЦСКА, Евсиков забил в свои ворота и оставил нас без медалей. Мы параллельно обыграли «Уралан» 6:0, а после игры на экране увидели, что лишились бронзы. Обида и злость перешли на следующий сезон.

В 2004-м мы прямо с первых туров серьезно взялись за то, чтобы все матчи доводить до конца без потери очков. Хочу сказать, что еще тогда свою роль сыграла хорошая селекция. Перешел Сычев, подтянули из молодежки Билялетдинова, до этого вернулся Хохлов, его переход сильно повлиял на качество игры.

«Семин любит футбол. Он знает, что нужно, чтобы выигрывать». Ностальгическое интервью Дмитрия Сенникова

— Асатиани заиграл в центре обороны.

— Да, с Малхазом мы здорово играли, у нас было отличное взаимопонимание. Много пришло новичков, которые и по духу были «локомотивцы». Они добавляли мощи на поле, мы становились сильнее. В 2004-м по игре связка Маминов-Хохлов-Лоськов в центре показывала просто фантастическую игру. Также Измайлов, Ашветия, Пименов — мощный состав у нас был.

— В 2005-м преимущество над ЦСКА было 11 очков. Ушел в сборную Семин, и при Эштрекове поначалу казалось, что игра стала даже лучше. В какой момент все сломалось?

— После поражения в Казани 1:3, когда тяжелую травму получил Сычев. Дима тогда был ключевым футболистом в команде, а потом получил травму еще и Лоськов. Без них сначала уступили «Рапиду» и не вышли в групповой этап Лиги чемпионов, а потом и упустили чемпионство. В отсутствие столь значимых для команды игроков нам было тяжеловато.

Не хватило внутреннего ресурса, начали буксовать, пошли какие-то ничьи непонятные после поражения от «Рубина». Раз-раз-раз — и ЦСКА нас уже догнал.

— Показалось, что после поражения от «Рапида» команда психологически надломилась и тренеры ее из этой ямы так и не вытащили.

— Лоськова не было. Тогда Дмитрий был как половина команды. Без него не получилась атакующая игра. У него были такие передачи! Одной из них он мог просто вскрыть оборону соперника.

Да и фарта какого-то не хватило. Все шло по той же системе, Эштреков с Семиным как работали, все так и оставалось, никто ничего не менял, результаты отличные. Но в концовке, в самый решающий момент опыта или везения оказалось недостаточно. Как в августе все надломилось, так и покатилось…

— Причем даже серебро «Спартаку» отдали. Обидный момент?

— Да, вот это тоже обидно было. Ничья 1:1 в последнем туре, Асатиани сравнял и на эмоциях чуть не подрался с Ковалевским. Это была серьезная битва, действительно. Тогда мы расстроились, конечно, что не заняли второе место, но больше переживали из-за упущенного чемпионства. Для ЦСКА, наоборот, 2005 год стал лучшим — они выиграли Кубок УЕФА и чемпионат России, сумасшедший сезон.

— Правда ли, что Сычев растерял свои лучшие качества после разрыва крестообразных связок в Казани? Говорили, что он утратил былую скорость, стал более медленным и читаемым.

— Когда Дима восстановился, он вроде бы снова нашел свою игру. Ему не хватало голов. Он правильно открывался, у него было очень много моментов, но просто не мог забить. Какое-то проклятье повисло на нем. Имея миллион возможностей, он не забивал, вот это необъяснимо было. Естественно, это давило и на Диму, и на окружающих.

«Семин любит футбол. Он знает, что нужно, чтобы выигрывать». Ностальгическое интервью Дмитрия Сенникова

Все начали говорить, что Сычев после травмы не тот. Хотя по тому, как он открывался, как бегал, как двигался, вопросов не было. Моментов создавал прорву, но для нападающего важна статистика, а забитых мячей было мало. Отсюда и взялось это восприятие и разговоры.

— Концовка карьеры получилась у Сычева скомканной. Даже до тридцати лет на высоком уровне не доиграл.

— Там была большая ротация тренеров в «Локомотиве», фактически каждый год нас принимал новый специалист. Это тоже влияет на многих игроков. Опять же, приходили новые футболисты. Особенно в 2006-м очень много новых иностранцев со Славо Муслином приехало. Потом пришел Бышовец со своим видением футбола, дальше Рахимов с австрийской системой.

Все время игрокам нужно было подстраиваться. Может, без этих постоянных изменений Сычев бы и забивал, а так, после 2005-го он восстановился, но в «Локомотиве» все стало совсем по-другому. Не было ни Юрия Палыча, ни Владимира Хазраиловича [Эштрекова].

«БЫШОВЕЦ ГОВОРИЛ ЗАВУАЛИРОВАННО, МЫ ДОЛЖНЫ БЫЛИ ПОНИМАТЬ ПОДТЕКСТ»

— Увольнение Муслина по ходу 2006-го, когда команда шла на втором месте, ошибка?

— На самом деле непонятно. Там был такой период: мы проиграли «Зюлте-Варегему», начали сдавать позиции в чемпионате. Да, шли на втором месте, но уступили «Москве», показав не лучший футбол. Спорный момент для принятия такого решения. Я сейчас не могу однозначно сказать, было бы лучше «Локомотиву», если бы он остался…

Полное повторение сезона-2005. Там было поражение от «Рапида», после чего покатились в чемпионате на третье место, но Эштрекову дали доработать до конца. Спустя год уступили «Зюлте-Варегему» и решили сменить тренера. Но по итогу все равно стали третьими. Может, и при Муслине был бы аналогичный результат, сейчас не угадаешь.

Думаю, его отставка не особо сильно повлияла. Тем более, когда входишь в осеннюю часть чемпионата, там уже никакая физическая подготовка не важна, все игроки готовы, все идет по накатанной. Тут нужны либо мотивационные речи, либо какие-то другие методы воздействия на команду. Игроков нужно больше психологически готовить, чем функционально и физически.

Мы тренируемся, но это даже не самое главное. Мотивация может быть другой — словесной. Что-то подсказать, направить, кого-то похвалить, кого-то поругать, чтобы у тебя все футболисты работали слаженно, как единый часовой механизм.

— В 2007-м в «Локомотиве» работал Анатолий Бышовец. Чем он запомнился?

— Была закулисная интрига. Я ведь в начале карьеры отказал «Зениту», который возглавлял Анатолий Федорович. Пошел тогда к Садырину, и в целом у Бышовца могла быть какая-то обида. Но я предвзятости не почувствовал. Когда набирал форму и был в оптимальных кондициях, Анатолий Федорович ставил меня в состав.

«Семин любит футбол. Он знает, что нужно, чтобы выигрывать». Ностальгическое интервью Дмитрия Сенникова

Не было такого, что играли только те, к кому он хорошо относился. Хотя на какие-то матчи он меня не ставил, и я обижался поначалу, но, проанализировав ситуацию, признавал объективность его решения. А потом я выходил в победных матчах со «Спартаком» и «Зенитом».

У Бышовца своя методика, тренировочный процесс. Он любил цитировать больших личностей, говорил завуалированно, мы должны были понимать подтекст. Мне же лично больше нравились тренеры, которые говорили в лицо — кто ты есть. Как Семин или Садырин. У Анатолия Федоровича все было по-другому, он «играл в шахматы», сыпал философскими высказываниями.

— А болельщикам «Локомотива» запомнился тем, что убрал из команды Евсеева и Лоськова.

— Мне, как игроку, было обидно, когда убрали Лоськова с Евсеевым. Ребята были лидерами команды. Дмитрий хорошо провел весеннюю часть чемпионата, но ушел в раменский «Сатурн» — непонятно почему. Думаю, что с Лоськовым мы бы заняли не седьмое место, а гораздо более высокое. Бышовец, наверное, думал, что пришло время перестройки, и пытался что-то изменить в команде.

Знаю, что Сергей Овчинников просился обратно в «Локомотив», Бышовец его не взял. Верни его — все было бы по-другому, возможно. Юрий Палыч тогда пришел в роли президента… Это тоже союз какой-то такой несочетаемый. При всем уважении к Семину: он тренер и не может быть президентом.

— Юрий Палыч вернулся и тренером через пару лет, но особых успехов не добился.

— 2009 год я еще застал, 10 или 11 игр провел. Семин в меня верил и ставил на важные матчи. В 2010-м я сыграл в одной встрече, получил травму и выбыл до конца сезона. Как понимаю, у Семина был конфликт с Ольгой Смородской. Когда работает Юрий Палыч, ему нужно полный карт-бланш давать, даже если есть неудачи.

Пятое место в 2010-м — не так уж и плохо, если брать сезоны, которые были до этого. Два седьмых места, а при Семине оба раза зашли в пятерку. Ты не можешь быть сначала десятым, а потом сразу первым, все равно какое-то время должно пройти.

— Семин потом этот фокус проделал. В 2017-м седьмое место, в 2018-м — первое.

— Ну, там он лучше знал ситуацию и был правильный союз с президентом. А когда 2010-й заканчивался, всем было понятно, что с Ольгой Юрьевной они не смогут работать вместе, должен был кто-то уйти.

«НА ЕВРО-2004 ОТКАЗАЛИСЬ МЕНЯТЬСЯ ФУТБОЛКАМИ С ГРЕКАМИ, А ОНИ ПОТОМ ЧЕМПИОНАМИ СТАЛИ»

— У вас было два крупных турнира со сборной России — ЧМ-2002 и Евро-2004. Что запомнилось?

— Первый турнир поразил своей значимостью, и я попал в какую-то супер обойму футболистов. Большая честь, что Олег Иванович Романцев взял меня с собой, оценив на тот момент мои игровые возможности. Я же не спартаковский защитник в плане технических данных, в пас особо не играл, но у меня были хорошие навыки в плане скорости и отбора мяча.

Попасть на такой турнир в команде с великим игроками того времени такими как Титов, Аленичев, Онопко, Мостовой, Карпин, было просто сказкой. Сумасшедшая была команда по всем показателям. Когда я приезжал в сборную, огромное удовольствие получал, профессионально рос даже от тренировок с такими игроками.

— Вызов на ЧМ-2002 стал сюрпризом?

— Когда меня вызвали в сборную, не ожидал, что поеду в Японию и Корею. Сначала это были товарищеские игры против Эстонии и Франции, потом мы поехали на сбор, там и объявили список тех, кто поедет на чемпионат мира. Было волнительно, неожиданно и круто, потому что до этого меня вообще не вызывали в сборную. Я ждал своего шанса, понимал, что если он мне представится, сделаю все возможное.

«Семин любит футбол. Он знает, что нужно, чтобы выигрывать». Ностальгическое интервью Дмитрия Сенникова

Это было запоминающимся событием, хоть я и вышел только в последней игре с Бельгией вместо Юрия Никифорова. Выходя на поле, очень волновался. Во-первых, не ожидал, что меня выпустят, ведь обычно защитников вообще не меняют. Но Никифоров получил травму и первым делом почему-то на меня посмотрели.

Все равно в целом этот чемпионат мира мне очень запомнился. Обидно, что мы не вышли дальше. Группа была, в принципе, проходная, но все так для нас неудачно сложилось… Особенно в последней игре, когда надо было просто вничью с Бельгией сыграть, а мы уступили 2:3.

Но то время, которое я провел с таким тренером и такими футболистами, конечно, дало большой толчок моей карьере. Потом я вернулся из сборной, и мы стали чемпионами России, хороший получился год.

— На Евро-2004 с группой как раз не повезло.

— Да, опять хозяева попались. На Евро я уже ехал в роли игрока основы. Одно дело, когда ехал на ЧМ как явный запасной, которого чуть ли не в последний момент заявили. А тут прошел весь отборочный турнир, с Георгием Александровичем Ярцевым сыграл все важнейшие матчи, в том числе и стыковые с Уэльсом.

Весной 2004-го получил травму, но к маю восстановился и был готов. Ярцев рассчитывал на меня, сразу сказал — все четко, ты едешь. В двух играх вышел в старте, в третьей выпустили на замену. С Испанией был равный матч, тяжелая, вязкая игра, они всего 1:0 выиграли. Против Португалии было уже сложнее, потому что там удалили Овчинникова, и хозяев поля с таким составом вдесятером было сложно обыграть.

— Зато обыграли греков — будущих чемпионов Европы.

— К последней игре уже спокойно готовились. Вся команда понимала, что хоть и шансов на плей-офф никаких нет, нужно выйти и достойно сыграть, набрать хотя бы одно очко. Состав был немного экспериментальный, Кириченко вышел и сразу забил самый быстрый гол в истории чемпионатов Европы.

Так удачно сыграли, потому что греки нам по стилю очень подходили. Самое смешное, что если бы мы выиграли 3:1, они бы не вышли из группы.

Забавно, что после матча они пришли меняться футболками с нами, но никто не стал это делать, все хотели оставить свою. А греки потом стали чемпионами Европы. С португальцами менялись, с испанцами, а с греками — нет.

— У вас осталась футболка?

— Да, где-то лежит.

— Еще вы участвовали в том кошмарном матче, когда сборная проиграла Португалии 1:7, а Ярцев по ходу матча ушел со скамейки. Что там произошло?

— Португальцы поймали кураж просто. Понятно, что у них все получалось тогда: и дальние удары, и подачи, все проходило. Я первый тайм отыграл, мы проигрывали 0:3, Ярцев решил сделать перестроения в оборонительных линиях. Понимали, что позор, что 1:7 проигрывать никак нельзя, пытались что-то переломить…

Но это же матч отбора и особой разницы, проигрываешь 0:1 или 1:7, нет. Все равно минус три очка. В ответной игре уже при Семине мы максимально хотели реабилитироваться перед болельщиками и в какой-то мере это сделали, сыграв 0:0. Смертина удалили и мы весь тайм играли вдесятером, а до этого имели преимущество и могли победить. Счет не важен, все равно три очка дают.

— Понимали, что это последние матчи Ярцева и его скоро уберут?

— Похоже было, да. После неудачи на Евро и нестабильного старта отбора на чемпионат мира все начали говорить, что, скорее всего, последует отставка, начали спасать ситуацию.

«Я ПО ХАРАКТЕРУ — НЕ ТРЕНЕР»

— Сейчас вы футбольный эксперт на телевидении, а также работаете в РФС. Чем занимаетесь в федерации?

— Мы — амбассадоры РФС, нас используют в качестве наставников для начинающих футболистов. Сейчас у РФС большой объем соревнований по всей стране. Есть специальная программа «Футбол в школе», проводим уроки для ребят и обучающие программы для учителей физкультуры. Ну и, конечно, играем вместе с детьми, делаем им большой праздник.

«Семин любит футбол. Он знает, что нужно, чтобы выигрывать». Ностальгическое интервью Дмитрия Сенникова

Всем это очень нравится. Меня многие друзья даже спрашивают: «Почему в наш город не приезжаете?» Все хотят поучаствовать в этом. Ну и другие активности проводим. Кубок России по разным городам возим, от Владивостока до Калининграда, национальный футбольный чемпионат в формате 8×8.

Последняя командировка была в Сочи на финал первенства России среди ребят 2008-09 годов рождения, где «Динамо» в финале победило «Спартак». Очень интересно за ними наблюдать, может через два-три года и в основе своих команд кого-то из них увидим. Много таких турниров проходит, всем работы хватает, большая команда амбассадоров у РФС.

— Всех легенд собрали.

— Да, но за каждым закреплен свой клуб. Если, условно, «Локомотив» играет с «Балтикой», едем мы с Билялетдиновым, а на «Спартак» отправляют их легенд, все правильно устроено.

— Не думали получить тренерскую лицензию? Или посмотрели за переживаниями Семина на бровке и решили, что это не для вас.

— Я по характеру, наверное, не тренер. Когда мы с детьми проводили мастер-классы или делали с РФС обучающие программы, ездил на семинары. Это все интересно, но я понимаю, что тренер — очень серьезная профессия. Сейчас надо много учиться, чтобы получить эту лицензию.

А вот как ее применить на практике, это другой вопрос. Многие, кто получает лицензию, остаются без работы, это обидно. Опять же, быть тренером — это призвание. Нужно идти учиться, только если видишь свой путь развития именно в этом.

Многие мои друзья пошли в этом направлении: Вадим Евсеев, Сергей Игнашевич, Владимир Маминов, Игорь Черевченко. Дмитрий Лоськов с Олегом Пашининым работают в роли помощников главного тренера, это тоже непростая доля. Хороший помощник всегда ценится, много статистики нужно держать в голове, упражнений, это все на втором тренере. Главный больше работает как менеджер, мотиватор, другие качества использует.

— Как думаете, есть ли заслуга Семина в том, что так много игроков из того состава «Локо» стали тренерами?

— Мне кажется, тут чисто логическое развитие. Игрок заканчивает карьеру и потом хочет остаться в футболе в новой роли. Но, конечно, ты можешь что-то перенять у такого специалиста, как Юрий Палыч. Когда команда что-то выигрывает, любой футболист пытается понять, почему победили, за счет каких качеств. Потом он может это применить в своей тренерской карьере. Работа с успешным тренером, а Семин, безусловно, входит в их число, всегда дает свои плоды.

  • «Мостовой хоть бы раз опоздал, но нет — он пример для остальных учеников». Интервью Сергея Овчинникова

Источник статьи: matchtv.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.