A place where you need to follow for what happening in world cup

«Лаудруп недооценил наш менталитет. Много свободы давал». Большое интервью Бояринцева

0 0

«Лаудруп недооценил наш менталитет. Много свободы давал». Большое интервью Бояринцева

О тренерстве, «Спартаке» и главном хобби. О тренерстве, «Спартаке» и главном хобби.

Денис Бояринцев — яркий игрок «Спартака» второй половины 2000-х, автор самых безумных голов в компенсированное время. Сейчас он тренер, который уже побеждает во Второй лиге.

В прошлом сезоне Бояринцев тренировал «Родину» — и решил задачу: вывел команду в ФНЛ. Сразу после решающего матча ему объявили о том, что клуб будет искать другого тренера. Мы поговорили об этом и многом другом.

Главное:

  • Уход из «Родины» после решения задачи по выходу в ФНЛ. Как это было
  • Про случай во Второй лиге: как с трибуны спустился человек и отменил пенальти по ходу игры
  • Для диплома Бояринцев изучал быстрые ответные атаки Гвардиолы и Клоппа. Это важная часть его тренерского стиля
  • Самый недооцененный тренер, с кем работал
  • Пилипчук (помощник Карреры в чемпионском сезоне) еще в 2009-м опережал время в плане видеоаналитики
  • Абаскаль — это попытка «Спартака» найти тренера для чуда. Попытки запретить мат — нереальные
  • Из российского костяка за чемпионство прямо сейчас готов бороться только Джикия
  • Топовые рассказы про главное увеличение Бояринцева помимо футбола — подводную охоту

Уход из «Родины» стал неожиданностью. Объявили сразу после решающего матча в борьбе за выход в ФНЛ

«Лаудруп недооценил наш менталитет. Много свободы давал». Большое интервью Бояринцева

— Сразу после матча, в котором «Родина» заработала выход в ФНЛ, вам объявили о том, что контракт продлен не будет. Как это было?

— После матча с «Рязанью» ко мне подошел спортивный директор клуба Алексей Зимин и сказал, что клуб уже ищет тренера, который ранее решал задачу по выходу в РПЛ, у которого есть опыт работы в РПЛ. Потому что ставятся максимальные цели на следующий сезон. Как я понимаю, выбор в итоге пал на Дмитрия Парфенова. Кого еще рассматривали — не знаю.

— Вас предупреждали, что так может быть? По ходу сезона.

— Нет. Это было абсолютно неожиданно для меня. Вроде решил поставленную задачу, в весенней и осенней частях сезона шли с комфортным отрывом. Весной нам противостояли команды, тоже ставившие задачу выйти в ФНЛ — «Сокол» Саратов, «Динамо» Брянск, «Салют» Белгород. Мы со всеми удачно играли, показывали неплохой футбол.

Зимой были в хорошем диалоге по комплектованию команды, но ближе к концу сезона таких разговоров со мной больше не велось. А мне самому подходить, считаю, было неправильно — сначала требовалось решить задачу, а потом уже вести разговоры. Сейчас даже не хочу строить никаких домыслов, почему так произошло. Есть решение руководства, не вижу смысла его обсуждать.

Благодарен всем, кто причастен к победе, в том числе владельцу клуба Сергею Ломакину — в «Родине» условия для работы просто супер. Таких еще не видел в тренерской карьере. С этой командой можно дальше расти и решать задачи — там много молодых ребят. Был бы рад остаться, но сложилось по-другому.

— Вас же еще признали лучшим тренером ФНЛ-2 в своей зоне.

— Мне за свою работу и работу штаба не стыдно. За этот год сделали хороший шажок вперед — и не один. Не только в тактических моментах, но и в плане психологии, построения коллектива. За сезон мы построили команду, способную решать задачи, это не так просто. Сейчас никто руки опускать не собирается — будем развиваться в профессии и идти дальше.

— Уже были предложения от других клубов?

— Да. К сожалению, информация о моем уходе появилась, когда мы еще не решили задачу — перед важнейшей игрой. Кто-то, кто знал, не очень порядочно поступил, запустив новость, что готовится рокировка.

После решения задачи возникли предложения — от команд Второй лиги, которые ставят серьезные цели. Были заходы и в ФНЛ, но не срослось. Сейчас возьму небольшую паузу — надо немного передохнуть. А дальше посмотрим, как будет.

«Лаудруп недооценил наш менталитет. Много свободы давал». Большое интервью Бояринцева

— Система «осень-весна» — убийство для Второй лиги? Команды заканчивают первый круг в ноябре, а возобновляют сезон в апреле.

— Я бы так не сказал. Вспоминая 90-е, когда сам играл во Второй лиге, у нас сезон заканчивался в ноябре, а новый начинался в конце марта — начале апреля. Всегда были эти паузы. При этом работа не останавливается: кто побогаче — начинают сборы в январе, у кого нет денег — в середине февраля. Дальше товарищеские матчи, турниры. Отпуск получается только декабрь и половина января.

В «Текстильщике», например, у нас были возможности — гостиница, манеж. Собирались в январе, тренировались на снегу в том числе. Ничего в этом такого нет. Единственная сложность в плане календаря — это маленький перерыв между сезонами. Команда выиграла Вторую лигу, вышла в ФНЛ, а через месяц уже — старт. А ведь нужно провести комплектование, сборы.

— Судейство в ПФЛ удивило? Вы рассказывали про случай несколько лет назад, когда с трибуны во время матча спустился человек, подошел к судье и отменил назначенный пенальти.

— Было такое, да, на первенстве Урал-Поволжье лет пять назад. Такого, честно, никогда не видел. Потом натыкался на видео в YouTube случайно. Что сказать, вопиющий момент. Но подробнее об этом говорить не хочу.

Если обсуждать этот сезон, то стало больше позитива. Ошибки бывают всегда — и в нашу сторону, и в чужую. Это нормально. Зато увидел несколько интересных молодых судей, которые по своему уровню, по тому, как общаются с футболистами, как пресекают грубость, вполне могут пойти дальше.

Для диплома изучал контратаки Гвардиолы и Клоппа, не сторонник штрафов в футболе, почему в России не хватает тренеров топ-уровня

— Тема вашего тренерского диплома — ТТД при проведении быстрых ответных атак. Почему ее выбрали?

— Потому что сам ориентируюсь на такой футбол — агрессивный отбор мяча, быстрые прорывы, пока соперник не расставился. Это одно из ключевых требований в моих командах — в высоком прессинге или в средней зоне отбирать мяч и сразу наказывать за ошибки.

Так же действовали в «Родине». Понятно, если наедались прессингом, могли уйти в средний блок, но в основном играли с позиции силы. Могу показать нарезку моментов — мы мячей 20 в сезоне забили после отбора и быстрой реализации.

Но важно понимать, какие у тебя игроки. Если футболист выдыхается после 10 минут прессинга и его нужно менять, то как мы дальше будем давить? Для этого требуется группа игроков. Поэтому команда должна выполнять разные задачи — прессинговать, при необходимости уходить в средний, нижний блок.

— В дипломе вы много ссылались на Гвардиолу. Почему?

— И на Клоппа тоже. В плане быстрых атак у них много интересного. Читал про них — не только биографии, но и про тренировочный процесс. Начиная с подготовительной части, заканчивая игровыми упражнениями с подробным описанием.

Клоппа изучал даже времен дортмундской «Боруссии» — тогда он, конечно, играл в совершенно другой футбол. Более агрессивный и вертикальный. Сейчас он отталкивается от других исполнителей, но стремление к агрессии, быстрым переходам в атаку все равно проглядывается. То же самое и у Гвардиолы.

При этом важно отметить: это всего лишь учебное пособие, ты его изучаешь, берешь что-то для себя, но выстраиваешь свое виденье.

«Лаудруп недооценил наш менталитет. Много свободы давал». Большое интервью Бояринцева

— Как вы строите отношения с игроками? Есть те, кто подавляет всех жесткой дисциплиной.

— Ты можешь быть диктатором, но не можешь всегда оставаться одинаковым. Нельзя 24 часа муштровать игроков, у них ведь есть проблемы и вне футбола. Нужно искать разный подход: кому-то пряник, кому-то кнут. Дежурные слова, но это так.

Главное, что я не приемлю — это когда человек ставит себя выше команды, выше тренерских установок на поле. У нас есть задачи, план, а он играет в свой футбол. Такое нельзя позволять. В этом сезоне были моменты, когда во благо команды приходилось резать по живому — и убирать игрока, чтобы помочь остальным 20.

Хотя игрок, может, и неплохой. Но если перед тобой стоит серьезная задача, надо включаться жестко на всех направлениях. Без этого никуда, иначе не сделать боеспособный коллектив. Учитывая, что оценивать тебя будут по первой части сезона. Это уже зимой можно будет что-то поменять в более спокойно режиме.

— Вы сторонник штрафов?

— Нет, не люблю заниматься отъемом денег у футболистов. Тем более во Второй лиге, где зарплаты и так не очень большие. Мы пытались поначалу штрафовать в «Родине», но ребята быстро все поняли, молодцы. Потом уже были какие-то символические штрафы, но только для виду, никто их не платил.

Поверьте, есть футболисты, которым вообще по барабану — есть штрафы или нет, они все равно будут опаздывать. Тут больше подойдут другие меры воздействия. Сначала поговорить, потом оказаться на лавке, потом — на трибуне, если все равно нет понимания.

— Есть тренеры-догматики, которые требует от игроков действовать в жестких рамках своих схем. Вы какой?

— Если говорить про оборону, то да, я догматик. Все должны по максимум отрабатывать, есть определенные правила, какие зоны закрывать, как действовать, исходя из стиля соперника. В этом требую, чтобы люди четко выполняли план.

Что касается атаки — есть работа над открываниями, реализацией свободного пространства, но не может быть каких-то жестких линейных рельсов. Это свободная зона. В «Родине» у нас был игрок Влад Морозов, который мог пятерых обыграть, а потом еще пятерых. Но мы говорили ребятам: «Ставьте точку. Ты троих обыграл — значит, трое твоих партнеров освободилось. Сделай пас, удар, навес».

В атаке у нас хорошо получалось. В осенней части сезона мы назабивали больше всех во Второй лиге. Весной — чуть меньше, но надо учитывать, что мы потеряли двух ребят, которые были одними из лучших бомбардиров.

«Лаудруп недооценил наш менталитет. Много свободы давал». Большое интервью Бояринцева

— Почему у нас не появляются тренеры уровня Клоппа и Гвардиолы?

— Считаю, у нас есть талантливые ребята, но при этом столько нефутбольных людей, советчиков вокруг, которые ни минуты не играли и не тренировали, но зато знают, что и кому делать. Как комплектовать команду, как тренировать, какой состав выбирать. Это больше всего смущает, с этим нужно бороться.

Думаю, многих начинающих тренеров просто задавливает все это. Тут важно, несмотря ни на что, оставаться собой и гнуть свою линию. Если подстраиваться, тобой всю жизнь будут манипулировать.

Лаудруп — самый недооцененный тренер в карьере, Пилипчук опережал время в аналитике, активность Слуцкого в медиа — это нормально

— Самый недооцененный тренер, с кем работали.

— Сложно сказать. Вспоминается Лаудруп: у него в России не получилось, но, мне кажется, он достаточно сильный тренер. У него очень интересные тренировки, много упражнений на контроль, которые лично я нигде не встречал. С большим количеством нейтральных, с интересными переходными моментами, квадраты с малым количеством игроков и высокой интенсивностью. Было очень интересно.

К сожалению, думаю, он недооценил наш менталитет. Во многих вещах надеялся на профессионализм футболистов (я сейчас не про режим даже, а вообще), но это не сработало. Лаудруп думал, что мы сами будет стандарты забивать без всяких наигрышей, сами побежим куда надо.

Много свободы давал, наверное. Это 2009-й, в команде много молодых интересных ребят — и собирать их в день игры к обеду, считаю, было вообще неправильно. Это не определяющий фактор, конечно, но один из них.

«Лаудруп недооценил наш менталитет. Много свободы давал». Большое интервью Бояринцева

— Всех восхищало, как 44-летний на тот момент Лаудруп играл в двусторонках.

— Да, это обалдеть просто! Сумасшедший уровень. Даже не знаю, как это объяснить и передать. Настолько тонкий игрок, настолько, блин, крутые решения принимал. Казалось, невозможно такие передачи отдавать, они там просто не проходят, а он находил и отдавал. Он редко подключался, но до сих пор это вспоминается с удовольствием. Кстати, Карпин с Ледяховым потом тоже участвовали в игровых упражнениях и тоже были в большом порядке.

— Почему игроки всегда готовы впрягаться за Карпина?

— Наверное, Георгиевич подкупал своей какой-то правильностью, что ли. Тем, как относился к игрокам, тем, что не возвышал себя над кем-то, в сложных ситуациях находил простые и правильные решения. При этом и напихать мог, конечно, поставить на место.

— Самая запоминающаяся тренерская установка в карьере?

— Вспоминается установка Владимира Григорьевича Федотова, царство ему небесное. Она такая — больше юморная, несерьезная. Когда со спартаковцами пересекаемся, вспоминаем ее.

Это было перед игрой с «Амкаром». Владимир Григорьевич дает установку: «У них в обороне играют Дринчич, Попов и Сираков». И такой улыбается: «Е-мое, чего у них за оборона такая?» В раздевалке такое ха-ха было. Забавно сложилось, что эти три фамилии легли вместе.

— У кого из тренеров больше всего теории было?

— У Бердыева. Бывало, до двух часов засиживались. Но теории разные бывают — если по делу, то это даже интересно. Тогда ведь футбол сильно менялся — уходила схема с последним защитником, фланговые игроки начали смещаться в центр, страховать опорников. Плюс Бердыев интересно подавал, четко.

«Лаудруп недооценил наш менталитет. Много свободы давал». Большое интервью Бояринцева

— Он показывал нарезки топ-команд Европы?

— Тогда нет, эта тема позже пришла. По-моему, впервые с этим столкнулся в «Шиннике» [в 2008-м], где Юрану помогал Роман Пилипчук, который позже вместе с Каррерой выиграл чемпионство со «Спартаком». Во многом эти новшества — его заслуга.

Он уже тогда не фишки двигал на макете, а на большом экране показывал схематические моменты. Пилипчук очень интересно занимался тактическими видеоразборами, аналитикой. Я ведь в «Шинник» из «Спартака» пришел, а там такого тогда не было. Было необычно.

Это сейчас уже привычное явление — мы во второй лиге регулярно использовали материалы ведущих клубов. Как играют в прессинге, как перестраиваются, как проводят быстрые атаки. Причем показываем не только тактические моменты.

Например, как звезды, миллионеры катятся в подкате в обороне, ложатся под мяч, как не отворачиваются при ударе, как это нередко можно увидеть в РПЛ. Когда молодежь видит чемпиона мира, бросающегося под мяч, это хороший пример. Здорово мотивирует.

— Слуцкого после вылета «Рубина» особенно критиковали за открытость в медиа. Это вредит процессу?

— Если бы команда выигрывала, все было бы нормально, и никто бы не обращал на это внимание. У нас ведь как? Нет результатов, начинают изобретать велосипед, выдумывать, что вот выступил где-то — и поэтому все сломалось.

Но Слуцкий в КВН выступал, когда ЦСКА чемпионом был, и никто ничего не говорил. Никому это не мешало. Ну, человек любит медийность, у него неплохо получается — он давно уже на экранах: и в КВН, и в других передачах. И всегда давал результат. Так что это все придирки. Даже не обращал бы на это внимание.

Про нынешний «Спартак»: ищут тренера в надежде на чудо, запрет мата — нереальная идея, состав — не для борьбы за чемпионство (пока есть один Джикия)

«Лаудруп недооценил наш менталитет. Много свободы давал». Большое интервью Бояринцева

— Понимаете логику решений в нынешнем «Спартаке»?

— Идет какой-то вечный поиск тренера, который должен сотворить чудо. Это уже какой тренер после Карреры? Четвертый-пятый?

Сейчас опять пришел специалист, не имеющий большого опыта, без каких-то больших побед, результатов. При этом перед клубом ставятся самые высокие задачи. Конечно, такие решения удивляют. Но, видимо, российским тренерам в «Спартаке» совсем нет доверия.

Не хочется нести негатив. Человеку выпал шанс, посмотрим. Каррера тоже приходил в «Спартак» без титулов в качестве главного тренера. Но, правда, там был хороший костяк российских игроков — Глушаков, Комбаров, Ребров. Ребята правильные, на них многое держалось. Сейчас такого нет.

— Абаскаль хочет отказаться от мата. Реально?

— У нас есть хорошая басня Крылова: «Как вы не садитесь…» Знаете, в наше время [в «Спартаке»] запрещали вареную колбасу, варенные сосиски. Зато хамон можно было есть килограммами. Но это какие-то нефутбольные моменты. Понятно, что сквернословие — не очень хорошая вещь. Но запрет мата выглядит удивительно, честно говоря.

Может, надо начинать с футбола все-таки? Но это мое мнение. Может, искоренение мата и принесет что-то. Хотя не уверен, что это возможно в игровых видах. Проходили это все, даже штрафы вводили. В «Торпедо» было время, когда за мат на тренировке платили рублей 200. В итоге прилично набегало — 2-3 тысячи. Но это не особо помогало, если честно. Потом тратили эти деньги на какие-то командные мероприятия. 

— Был хоть один матч или одна тренировка в карьере без мата вокруг?

— Ни разу. Вообще. Помню, в 15-16 лет, когда я занимался в школе «Смены», мы играли товарищеский матч с женской командой. Не помню название, но взрослая команда, которая играла в чемпионате России.

Если честно, такого трехэтажного мата, как в исполнении женского коллектива, я от мужских команд не слышал. Это не в укор женщинам, просто запомнилось. Поэтому, думаю, невозможно убрать мат [из игровых видов]. Разве что рты людям заклеить — и то, наверное, только хуже будет.

— Вы говорили, что в «Спартаке» легионеры не соответствуют уровню клуба. Этот состав совсем не впечатляет?

— Ну вот видите, они первыми и побежали [из клуба], эти легионеры. Я ведь о чем говорил, что мало легионеров, которые приходят играть за клуб, за команду. Многие играют просто за контракты.

Но дело не только в этом. Результаты показывают, какие у этих легионеров футбольные качества. Можно вспомнить, какие раньше люди приезжали. Алекс, например. Ну, насколько он сильнее тех, кто есть сейчас. Или другие ребята — Погатец, Йиранек, Ковач. Теперь таких даже близко нет в команде. Поэтому тогда за чемпионство боролись, а сейчас вот такой неудачный сезон.

— Что с Промесом? Он вернулся не таким, как раньше.

— Ну а чего вы хотите? Человек не молодеет, ноги не бегут быстрее. Конечно, он не будет играть, как 5 лет назад. У всего есть свой срок годности. Да, он обладает футбольными качествами, может исполнить момент, но прежнего Промеса мы уже не увидим.

«Лаудруп недооценил наш менталитет. Много свободы давал». Большое интервью Бояринцева

— Из русского костяка кто в «Спартаке» готов быть частью будущей чемпионской команды?

— Буду банален, но я вижу только Джикию пока. Он может потащить за собой, на него можно точно делать ставку. Но он один, а таких игроков должно быть 3-4. Может, кто-то прибавит еще, заматереет и проявит себя, посмотрим.

Но, например, в атаке лидеров вообще не вижу. Есть Соболев, да, что-то может, но нет стабильности, которой бы хотелось, поэтому он даже не всегда играет в основном составе.

Пока не вижу, что этот состав будет бороться за чемпионство. Ну, это очень сложно. Хотя есть подвижки — взяли Зиньковского. Супертрансфер! Очень хорошо, что такие игроки появляются, надо таких еще искать. Понятно, что с «Зенитом» тяжело тягаться в финансовом плане, но можно находить интересных молодых ребят. Приобретение Зиньковского внушает надежду в атаку «Спартака».

— Уход Бакаева — это прокол?

— Он неплохой футболист, но опять же — нет стабильности. Даже если посмотреть его показатели по «гол+пас» (0+6 в 26 матчах РПЛ. — «Матч ТВ»), а это ведь атакующий игрок. При этом у него хорошая скорость, хорошая левая нога, но, думаю, в «Зените» ему будет сложно. Там высокая конкуренция. Боюсь, у него будет даже меньше игрового времени, чем в «Спартаке». Поэтому не сказал бы, что это большая потеря для «Спартака». Неплохой игрок, но ему можно найти замену без проблем.

— Недавно были слухи о том, что Федун может уйти из «Спартака». Что думаете?

— Рано или поздно такие моменты случаются. Все уходят. Федун в «Спартаке» провел много времени, но, думаю, клуб не останется без хорошего руководителя и спонсоров.

С Федуном мы не так часто виделись, однако у меня он всегда вызывал симпатию. В «Спартаке» при нем все было солидно — в плане финансовых моментов, организационных. Всегда с уважением относился к людям такого высокого полета, которые при этом никогда не проявляют высокомерия в общении.

Главное увлечение Бояринцева помимо футбола — подводная охота. Истории, как люди ловят 100-килограммовых сомов и ныряют под затонувшие баржи (без акваланга)

«Лаудруп недооценил наш менталитет. Много свободы давал». Большое интервью Бояринцева

— Ваше главное увлечение помимо футбола — подводная охота. Как к этому пришли?

— Совершено случайно — сидел на Рыбхозе рядом с Тарасовкой (где база «Спартака». — «Матч ТВ»). После тренировок там иногда собирал команду. А тут пришли ребята — любители подводной охоты. Разговорились, заинтересовался — и на следующий день поехал покупать костюм, амуницию. После первого раза так увлекся, что оставил удочку. Хотя сейчас времени на охоту совсем мало, поэтому иногда возвращаюсь к спиннингу.

Курсы никакие не проходил, хотя они есть — и по погружению на большие глубины, и по задержке дыхания. Но у меня таких задач не стоит — нравится процесс. Необязательно даже подстрелить кого-то. Доставляет удовольствие просто поплавать, если прозрачность хорошая. По красоте наш внутренний водный мир ничуть не уступает морскому.

Мой рекорд по задержке дыхания — около 2 минут. Но все зависит от формы и подготовки. Если без тренировок — то минута-полторы. Знаю ребят, которые до 4 минут могут быть под водой. Люди целенаправленно готовятся, как в любом спорте. Тут ведь важно правильно двигаться, чтобы экономнее расходовать кислород. Наука целая.

У меня средняя глубина погружения — 4-5 метров. В основном охочусь в наших подмосковных водоемах, речках. Есть люди, которые не бояться в крупных реках плавать, в Оке, например. Но, честно говоря, мне этого не стоит делать пока. Не то что боязно, но техника безопасности нужна. Все-таки там и водного транспорта много.

— Самая большая добыча?

— Стрельнул щуку на 10,2 кг на Урале. Из головы сделал чучело, повесил на балконе. У меня это главный трофей пока, а так люди стреляют сомов по 100 кг. Даже не представляю, как это. Щука 10 кг показалось большой, а тут 100 кг. Как я понимаю, таких минимум вдвоем ловят — одному тяжеловато будет.

Плюс их не так просто найти — люди за большими сомами иногда ныряют под затонувшие баржи, это метров 10-12 глубины, а может, и больше. Все без акваланга — иначе это уже браконьерство.

— Форс-мажорные ситуации бывали?

— Один раз, когда играл в Томске, плавал в небольшом озере — ночью с фонарем. После долгого погружения всплываю, а рядом — подсадные утки. Видимо, местные охотники приготовили их, чтобы пострелять. Подумал, как бы мне сейчас не прилетело — примут еще за какого-нибудь бобра. Люди на охоте тоже ведь хорошо отдыхают.

Очень быстро тогда уплыл оттуда. Но вообще, разные ситуации бывают — если места дикие, то животные разные подходят к воде. Лису, например, видел. Течение — тоже важный момент. Оно меняться может. Бывает, что назад надо против очень быстрого потока плыть — пропотеешь так, что веса теряешь больше, чем после игры.

Зачем нож в амуниции? Он нужен, только если ты попал в нестандартную ситуацию — в заброшенной сети застрял или какой-то предмет мешает плыть дальше.

«Лаудруп недооценил наш менталитет. Много свободы давал». Большое интервью Бояринцева

— В чем для вас кайф подводной охоты?

— Спортивный интерес — поплавать, поискать рыбу. Такой охотничий инстинкт. Ты плывешь, не знаешь, что тебя ждет под камышом, за ним, подныриваешь в какую-то яму, веришь, что теперь тебе повезет — попадается рыба.

Это как рыбалка, но тут ты в гуще событий, а не на берегу. Ты сам двигаешься, преследуешь, залезаешь во всякие дебри, куда сложно пробраться, но, как правило, там рыбка и отсиживается.

У меня нет задачи настрелять рыбы. Хотя когда в Томске играл, там люди в деревнях этим живут. Острожат ночью с фонарями в мелководье, где рыба охотится. Острогами (заостренные палки или железные прутья) бьют по рыбе. Люди так на зиму едой запасаются, для них это вопрос пропитания.

У меня же проще все: стрельнешь щуку на ужин — хорошо, нет — ну ничего. Мелкую рыбу даже не трогаю.

Ну и еще — виды. Что ты летишь в Сибирь за 4 тысячи км, что в Ивановскую область за 250 км или в Подмосковье за 100 км — везде есть шикарные места. Понимаешь, в чем красота и сила природы в такие моменты. Есть еще совсем дикие водоемы и реки, куда даже на обычном транспорте не доберешься, — надо либо на вертолете, либо на вездеходе. Интересно было бы туда попасть, но пока это из области фантастики.

Больше текстов автора — в телеграм-канале

Источник статьи: matchtv.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.