A place where you need to follow for what happening in world cup

«Приезжаю в Финляндию – на улицах узнают». Интервью тренера вратарей «Зенита» Михаила Бирюкова о финской карьере и Евро

0 0

В 1990-е годы завершилась Перестройка, но футбол стал развиваться почему-то не в России, а в Финляндии. В соседнюю страну массово поехали советские футболисты – Алексей Еременко-старший даже воспитал для местной сборной двух сыновей. С финской карьерой также повезло Михаилу Бирюкову – чемпиону СССР 1984 года в составе «Зенита». Воспоминания Бирюкова записал другой Михаил Бирюков из Eurosport.ru.

«Приезжаю в Финляндию – на улицах узнают». Интервью тренера вратарей «Зенита» Михаила Бирюкова о финской карьере и Евро

Опытный вратарь в 1992 году приехал в развивающийся клуб «МюПа» – он помогал совсем молодым Сами Хююпия и Яри Литманену, а его команда сходу выиграла кубок страны.Сейчас легенда «Зенита» Михаил Бирюков работает в клубе тренером вратарей. Команда уже вышла из отпуска, поэтому футбола очень много: днем – тренировки, вечером – просмотр матчей Евро-2020. Мы созвонились с Михаилом Юрьевичем после игры Венгрии и Португалии.– Вы смотрите Евро-2020 глазами вратаря и тренера вратарей. На какие тренды обратили внимание по ходу первого круга?– Бросилась в глаза одна новая тенденция. Раньше все вратари – в России, в Европе – пытались выйти из обороны за счет паса от ворот. На этом чемпионате наоборот: любая малейшая опасность для вратаря – и он просто выбивает мяч вперед. Цена ошибки слишком высока. Мало даже таких ситуаций, где вратарь идет в обводку, рискует. А промедление во вратарской заканчивается плохо.– Перейдет ли эта черта в клубный футбол или она актуальна только для краткосрочного турнира?– Все зависит от возможностей футболистов, но обычно все равно переходит. Потому что весь мир смотрит чемпионат Европы, все обратили внимание на агрессивную оборону шведов. С 20% владения мячом они и выиграть могли – кто знает, когда вообще такой процент еще повторится. Здесь на Евро футбол стал более прагматичный, в том числе и для вратарей. Но забили бы шведам быстрый гол – игра, конечно, пошла бы по-другому. Как венгры, которые пропустили в конце и сразу открылись.– Что вы подразумеваете под прагматичным футболом?– Очень много команд играют эшелонированной обороной: те же шведы с испанцами, венгры с португальцами. Ее очень сложно взломать, поэтому соперники используют больше дальних ударов. И ближних блоков почти нет – то, что было один-два года назад, в большом количестве. А это как раз то, чему мы учим вратарей – правильно ставить ближний блок. К примеру, момент у Шунина, когда он выручил при счете 0:1. Пошел в ближний блок, сблизился и сыграл надежно.– Кстати, как вам игра Шунина с Бельгией? Есть ли его вина в пропущенных мячах? – Как тренер вратарей и как бывший вратарь не могу сказать, что Шунин ошибся в чем-то. В первом голе ничего не мог сделать, во втором… Куда-то не туда побежал Черышев, а вратарь играл по мячу. Можете спросить – а почему не поймал? Но сложная ситуация: шла передача на ближнюю штангу, все пролетели. Возможно, если бы вратарь чуть развернул кисти, мяч ушел бы не в середину, а ближе к бровке – и ничего бы не было.Могу чуть-чуть предъявить претензию к третьему голу в ворота Шунина. Возможно, немного потерял позицию. Если бы чуть пораньше прочувствовал ситуацию, раньше опустился к ближнему углу, возможно, мог бы мяч достать. Обвинять Шунина никто не имеет право, я могу только сказать «не выручил» про этот эпизод. Но такое бывает. – Вы обсуждали с Андреем Луневым исключение из заявки Станислава Черчесова?– Для меня это решение стало сюрпризом. Не хочу обижать других вратарей сборной или оспаривать мнение тренерского штаба, но после травмы Лунев провел очень достойную и уверенную концовку сезона. По этим играм у меня как у тренера вратарей «Зенита» претензий к нему нет.

По себе знаю, что такие ситуации для вратарей всегда тяжелые. Поэтому я даже не звонил и не трогал Лунева.

Что случилось и что там произошло в сборной – видимо, нужно быть внутри коллектива, чтобы понимать. Но исходя из того, что у Андрея именно большой опыт международных игр, мне было странно. Но опять же, я не имею право критиковать – возможно, тренер вратарей сборной лучше объяснит ситуацию. Любому вратарю такое надо пережить, через это пройти. Но это не трагедия. Для Лунева это исключение – дополнительный стимул доказать, что он должен быть в сборной.– «Зенит» в последнее время поставляет много молодых вратарей в российский футбол, в самой команде в прошлом сезоне дебютировал Одоевский и подтянулся Бязров. Откуда столько талантов?– Хорошие традиции и школа в Петербурге. Также считаю важным для становления вратаря – прожить свою жизнь, оторваться от дома, выйти из зоны комфорта, доказать, что ты что-то из себя представляешь где-то еще. Я очень рад, что у нас достаточно вратарей, которые, может быть, пока еще не так сильно выстрелили, но которые регулярно играют в России и за границей, как Александр Васютин в «Югордене». Мы за ним следим.– Васютин в каком-то смысле повторяет ваши шаги – после «Зенита» первым заграничным чемпионатом в его карьере стала Финляндия. Давайте как раз вернемся в прошлое. Как получилось, что в 90-е годы многие игроки «Зенита», включая чемпионов СССР-1984, поехали именно туда?– Лично у меня закончился контракт с «Зенитом» – тогда, правда, не контракты были, а трудовые соглашения. Ребята все еще молодые были, искали, где продолжить карьеру, а Финляндия только начинала развиваться, казалось интересной, тем более соседний регион.Все произошло спонтанно в моем случае. Случайные люди обратились – раньше не было никаких агентов, кто-то по телефону позвонил. Информация за границей о нас была, за чемпионатом оттуда следили. Приехал на просмотр и остался, хотя оформлялись долго. Финнам тоже было интересно усилиться игроками из России. Мне повезло, что попал в хорошую команду «МюПа».– Остановимся на ней подробнее. «МюПа» в начале 90-х, как говорят у нас, бросила перчатку гегемону – клубу «ХИК» из Хельсинки. Купили у них Яри Литманена, стали отбирать титулы…– Собралось действительно талантливое поколение, сложилось много факторов. Мне рассказывали, что еще у клуба был инвестор, связанный с достаточно крупной и богатой бумажной фабрикой. Хозяин фабрики был настоящим фанатом – захотел сделать в маленьком городке сильную команду. Пригласили и тренеров, и игроков сильных, стадиончик построили – какое-то развитие шло. Отношение к футболу было более внимательное, чем у нас в тот период – везде строили бесплатные стадионы, везде были манежи, даже Хююпия позднее открыл свой манеж.– Совсем молодой Хююпия пришел в «МюПа» вместе с вами. Чем запомнился?– Он параллельно служил в армии. Команды тогда еще были не полностью профессиональные. Те, кто был на контрактах, а это 4-5 человек, тренировались весь день. Те же, кто днем работал, посещал двухразовые тренировки.

Вот Хююпия утром отслужит в армии, вечером тренироваться придет.

Сразу чувствовался класс у него – по мне талантливых защитников вообще стоит искать в Финляндии.– Что в них особенного?– Там непростой футбол был уже тогда, сейчас тем более. Все исполнительны, дисциплинированы. Я к финнам в футболе отношусь уважительно, хотя в целом мы в России как-то несерьезно смотрим на ближайшего соперника сборной. У них силовой футбол, чем-то похожий на английский, и футболисты не угловатые. Сборной будет не так просто. Финны по-хорошему очень упертые.– А как вам Литманен? – Очень адекватный парень, доброжелательный, по уровню для Финляндии – вообще топ. Помню, играли неплохую товарищескую игру с «Аяксом», там еще начинал Ван дер Сар – это была часть сделки по продаже Литманена. Причем его сначала даже не продали, а отдали в аренду в «Аякс» – понимали, что будет стоить еще больше и можно будет подзаработать. У Литманена очень грамотное отношение к футболу, он был фанатом тренировок. Не совсем типичный финн, поэтому и техника у него была своеобразная.– Как вам Финляндия в бытовом плане на фоне перестроечного Союза?– Уже тогда было много спортплощадок. Хоккейные коробки постоянно заливают, если футбольное гаревое поле, то с подогревом – над ним лампы. А еще отношение людей к футболистам – вот это спокойствие, все хотят помочь, поддерживать. Возможно, с опаской сначала смотрели на нас, но потом нормально. Тем более много русских тогда играло: Еременко-старший играл, Леха Прудников, много кто из «Зенита» поехал.– Какими были условия в Финляндии?– Мне там сняли трехкомнатную квартиру, была служебная машина. Каких-то больших денег не было, налог большой, но в то же время хватало.

Сумм я уже не помню, но получалось, что на одного члена семьи – а у нас семья была из трех человек – приходилось что-то сравнимое с пособием по безработице.

– В 90-е еще развивалась культура фарцовки. Что в Финляндию привозили и что оттуда вывозили?– Туда – российские алкоголь, икру и сигареты привозили. Продавать сразу это, конечно нельзя было, поэтому пристраивали знающим людям, они потом отдавали выручку. А оттуда в основном одежду привозили. Техника в те времена считалась достаточно дорогой.– Сейчас дорога из Петербурга в Финляндию занимает несколько часов. А как было тогда?– От дома до дома 300 километров было. За четыре часа с таможней спокойно доезжал, от Питера до Выборга шла отличная дорога. С той стороны тоже дороги хорошие подвели, потому что товарооборот усилился. Это потом стало сложнее, бумаги какие-то ввели, поток увеличился – все стало зависеть от очередей на таможне.– Какое место в Финляндии можете назвать особенным?– Там много хороших мест, но мое любимое – Мюллюкоски. Там, где моя команда «МюПа» и играла. Городом это не назвать, но и далеко не деревня. Раньше там была фабрика, много жителей, в основном частный сектор и небольшие домики.Мы прожили там 10 лет, с удовольствием приезжали, у нас даже дом там был. Но возникли проблемы и его пришлось продать – с одной стороны хорошо, что успели это сделать и что-то получить, с другой – очень обидно. То время вспоминаем с особой теплотой. До сих пор, бывает, приезжаю – на улице узнают.Другой контент к матчу России и Финляндии:
Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.