A place where you need to follow for what happening in world cup

«В России дети — это такие маленькие спортивные рабы». Почему у Голландии есть де Йонг, а у нас — нет

0 0

«В России дети — это такие маленькие спортивные рабы». Почему у Голландии есть де Йонг, а у нас — нет

Большой разговор о системе со скаутом из Нидерландов от Терентьева. Большой разговор о системе со скаутом из Нидерландов от Терентьева.

Пока Россия за 20 лет не может вырастить для сборной второго левого защитника (и вратаря, и много кого еще), скромный «Виллем II» из маленького городка Нидерландов за этот же период воспитал Френки де Йонга и Вирджила ван Дейка. Мы поговорили о феномене голландского футбола с тренером, скаутом и селекционером Павлом Кучеровым.

Он больше 20 лет работает в Голландии, а в перерывах также трудился скаутом по Восточной Европе в «Арсенале» и «Эвертоне». Подробнее его историю можно узнать в большом интервью для «Матч ТВ» — оно здесь по ссылке.

А я выяснял секреты голландских академий и всей системы. И чем она отличается от того, что есть в России. Из разговора вы узнаете:

  • Зачем у голландских футболистов в академиях есть дополнительные занятия по дзюдо, легкой атлетике и баскетболу
  • Тренеры у детских команд меняются каждый год — чтобы с детьми работала именно система, а не отдельные люди
  • 80 процентов игроков сборной России развиты физически не так, как топы. Это большая проблема
  • Как отличаются тактические занятия в академиях в России и Голландии
  • Почему в Голландии тренеру не дадут кричать на ребенка
  • Джикия и Баринов могли бы играть в топ-клубах, но им надо уезжать. Причем сначала в средние команды
  • Как человек Слуцкий в Голландии оставил позитивное впечатление

В Голландию футболисты дополнительно занимаются дзюдо, легкой атлетикой и баскетболом. А в топовых академиях еще учат кинезеологию и психологию

«В России дети — это такие маленькие спортивные рабы». Почему у Голландии есть де Йонг, а у нас — нет

— В чем крутость голландской системы?

— Главное — это индивидуальный подход. В топовых голландских академиях и в других клубах есть тренировки разного характера и направления: это легкая атлетика, дзюдо, борьба, элементы баскетбола и гимнастики. Все, что может помочь объемному развитию футболиста.

Понятно, что у всех свои особенности: кто-то дополнительно уделяет время развитию мышления игрока (например, в классе за компьютером), кто-то добавляет тренировки в тренажерном зале. Но у всех основная цель — воспитать личность, развить хорошего футболиста. Чтобы клуб потом мог заработать на трансфере.

Это значит футболист должен быть, скажем так, не дурачком, играть двумя ногами, мыслить на поле, быть техничным и по возможности хорошо подготовленным физически. То есть финансовая система в голландском футболе стимулирует развивать игроков в этом направлении. Здесь большая разница с Россией.

Простой пример — Юрий Жирков. Конечно, мы должны уважать человека за его достоинства, за то, что он сделал для сборной и российского футбола. Но в Голландии практически невозможно, чтобы игрок в таком возрасте и в таких кондициях, как сейчас, был настолько востребован в сборной, чтобы на него надеялись, не знаю, может, заставляли и выставляли в основной состав сборной против Бельгии.

Давно бы подоспел сменщик. У нас же какая отговорка — «а у меня нет другого», «а кто еще?». Но так говорить проще всего. Понятно, что не Черчесов должен готовить левого защитника для сборной, мы говорим о всем футбольном хозяйстве, о системе, в которой за 4 года не смогли подготовить защитника на левый фланг.

Взять того же Караваева. Ну, это обыкновенный игрок, не будем превышать его качества и делать из него талантливого футболиста. Он прошел более-менее нормальный логичный путь: из застоя в России — в Чехию, а потом в Голландию. Но в итоге опять вернулся в Россию, в «Зенит». И плохо или хорошо, но играет на Евро.

— А легкая атлетика, дзюдо и баскетбол в футбольных академиях зачем?

— Футбол ведь это не только игра с мячом, это еще и сила, умение вести единоборства. Не говорю, что надо детей под штангу класть, но за счет таких упражнений, как в дзюдо, когда много чистой работы над телом, над психологией — ты ведь постоянно борешься один в один, учишься побеждать соперника, стоять на ногах, быстро подниматься, если упал. Все эти элементы есть в футбольном матче.

А что касается легкой атлетики, то если профессиональный тренер поможет каждому игроку улучшить технику бега, стартовую скорость, ребята будут выигрывать больше единоборств, спринтов и, как следствие, матчей. Все это даст результат потом и в виде трансферной стоимости футболиста.

Игра в баскетбол — 3 на 3, 5 на 5 — дает много положительных элементов. Это развивает игрока в плане прессинга, в плане того, как играть один в один, как передавать соперников между собой, когда ситуация 3 в 3. Да, вы играете руками, но это приблизительно одно и то же. Баскетбольные упражнения хорошо развивают навыки защитника, ты автоматически становишься лучше.

Любопытно, что в 2006–2008 годах мы начали внедрять дзюдо в «Виллеме» (Кучеров 13 лет работал тренером и скаутом в клубе. — «Матч ТВ»), к нам несколько раз в неделю приходил один парень, он был чемпионом Европы по дзюдо, и давал тренировки. Директор академии сначала не совсем понимал, зачем это нужно, но, посетив занятие, все увидел. Через какое-то время это стали добавлять в академии «Аякса», ну, а если «Аякс» начал делать, то всем уже легче брать пример и пробовать у себя.

«В России дети — это такие маленькие спортивные рабы». Почему у Голландии есть де Йонг, а у нас — нет

— И еще важный момент: в Голландии, когда футболист развивается, показывает, что у него есть перспективы и он заслуживает играть уже не в академии, то его никто не будет тормозить, держать, говоря, что он молодой и ему надо набраться опыта. Например, в сборной есть 19-летний Гравенберх, который совсем недавно играл во втором дивизионе, а сейчас наверняка получит время на Евро. Думаю, в России такое возможно только в иллюзиях. Потому что всегда есть отговорка: он еще молодой, не обтерся, не справится. Будто других странах игроки другие и рождаются сразу в бутсах и форме.

— Правда, что в голландских академиях детей учат даже кинезиологии, психологии, экономике?

— Да, но такое есть в 3-5 клубах. Это зависит от философии в первую очередь, а во вторую — от возможностей, конечно. Многим не хватает финансов на все это, но они ищут другие способы что-то улучшить — скажем, уделяют внимание системе питания.

Не боятся в 14 лет давать тактику, но она индивидуальная и заточена на развитие игроков. А 80 процентов футболистов сборной России физически развиты не так, как топы

— Слышал такое: в Голландии игроков готовят не тренеры, а система. Потому что-то, как видят и оценивают ребенка, не зависит от одного человека.

— Я давно отстаиваю позицию, что неправильно, когда в академиях один тренер работает с командой 8-9 лет подряд. Да, он может тренировать хорошо, но другой может эти 8-9 лет просто убивать команду и футболистов, тогда мы оттуда никого не получим.

В Голландии игрок проходит через 6-8 тренеров в академии. Он год поработал с одним, год — с другим. Важно понимать ведь, что, если ребенок не играет, получает мало шансов, то это не значит, что он плохой футболист. Просто тренер так видит футбол или, допустим, ребенок пока отстает физически. Через год придет другой тренер, и, возможно, он лучше работает с этой возрастной группой, смотрит на другие качества — и игрок уже получит шанс. А теперь представьте психологию парня, которому 9 лет не доверяют и не видят в нем таланта, причем один и тот же человек? Парень просто обречен, и мы его теряем.

«В России дети — это такие маленькие спортивные рабы». Почему у Голландии есть де Йонг, а у нас — нет

— Поэтому это важное отличие: в Голландии много хороших тренеров, но футболистов готовит система, а тренеры маленькие частицы, винтики этой системы. Понятно, что где-то возможностей больше — в плане тех же тренеров по дзюдо, легкой атлетике, но даже если клуб небогатый, он будет искать другие способы развивать игроков.

Когда учился на тренерских курсах, голландцы смеялись надо мной: «Посмотри, какая Россия большая, а футбола у вас нет». Отвечал, что дело не в размерах, а в том, насколько в стране развит и популярен футбол.

Да, Голландия — маленькая страна, но зато 5-6 их топовых академий могут регулярно играть между собой из-за маленьких расстояний. А в России, допустим, есть хорошая команда в Краснодаре, а вторая в Питере, и они могут встретиться где-то на турнире только раз в год. В Голландии же дети привыкают к конкуренции и мощному сопротивлению каждую неделю.

Опять же, пример из игры с Бельгией. Легко говорить, что Семенов никакой, что он виноват. Но Семенов игрок «Ахмата». Не может игрок «Ахмата» при всем уважении тренироваться в российском чемпионате и просто так на спокойняке выйти против Лукаку, перекрыть его и не дать ему ничего сделать. И это касается практически всей сборной России. Они с молодых и юных возрастов не привыкли каждую неделю играть на своем максимуме.

У среднестатистического юного футболиста в России отсутствует должная интенсивность и в игровом процессе, и в тренировочном. Это потом очень заметно. Вот и получается, что из голландской системы выходит игрок, который развит с разных сторон: и в плане координации, бега, умения вести единоборства, и в плане техники, мышления с мячом и без, готовности выдавать максимум. А в России все чуть иначе.

— Насколько все грустно?

— Если посмотреть на сборную России, 80 процентов футболистов отличаются по своей мускулатуре, физической форме, по тому, как они сложены и как координированы, от топовых игроков.

Например, третий гол Бельгии, где Дивеев гнался за Лукаку, наглядно это показывает. Если бы бельгиец исполнял соло против защитника другого европейского уровня, то этого гола могло и не быть. Или если бы при подаче с фланга Джикия и Жирков [при втором голе] выиграли верховую дуэль, то и тут гола могло бы не быть. Все эти мелочи закладываются с юношеского футбола.

Хотя Бельгия в том составе, что вышла против нас, это не топ-команда. Хорошая, но не топ — с теми же французами и немцами, считаю, не сравнить. Но насколько большое отличие было со сборной России — будто играли команды РПЛ и ФНЛ.

«В России дети — это такие маленькие спортивные рабы». Почему у Голландии есть де Йонг, а у нас — нет

— Дивеев и Семенов — это футболисты, которым надо много шагов делать в своем индивидуальном развитии: в мышечной массе, в мощи, силе, игровой хитрости и так далее. Проблема в том, что они уже сейчас должны всем этим обладать, а не доучиваться по ходу.

Тем более футбол развивается, конкуренция становится выше — есть страны, которые просто перекупают деньгами юношеское воспитание. Значит, надо развивать футболиста еще лучше. Если он раньше хорошо играл только правой, значит, надо сделать, чтобы стал «двуногим»; если он хорошо играл на одной позиции, то должен теперь на двух-трех.

Сейчас в академии «Аякса» дети в 14-15 лет могут анализировать тактику соперника: по какой системе играет, как надо действовать в ответ, и так далее.

— Не рано в 14 лет нагружать тактикой?

— Тактика бывает разной. Если говорим о варианте, когда команда в 8 человек в защите, а два нападающих впереди или когда всем стадом вперед-назад бегают, то это одно. Такое в России, в принципе, мы часто видим.

Но если с футболистом занимаются индивидуально, это другое. В Голландии есть определенные дни, когда проводятся тренировки по линиям или по позициям. Например, для крайних нападающих. Дают им упражнения на игру один в один, на обводку, прострелы, психологическую устойчивость — чтобы он не боялся защитника. Объясняют, как действовать в той или иной ситуации на поле: когда мяч на фланге, когда в середине, когда команда потеряла мяч. Учат принципам игры. Это дает футболисту багаж знаний и никак не мешает развитию.

То же касается и защиты: если тренер боится разрешать защитникам часто играть три в три, один в одного, постоянно осторожничая и опуская дополнительных игроков в оборону, то, естественно, они никогда не научатся играть против хорошего нападающего. У них будет страх, не будет навыка борьбы один в один, понимания, когда выйти на опережение, когда дать принять мяч сопернику. Этому можно научиться только через практику — и лучше всего в детско-юношеском возрасте.

«В России дети — это такие маленькие спортивные рабы». Почему у Голландии есть де Йонг, а у нас — нет

— Простой пример важности четкой системы — «Виллем», который не обладает большим бюджетом, расположен в городе с населением в 120 тысяч человек, но этот клуб воспитал таких футболистов, которым бы мог позавидовать весь Советский Союз. Это, например, Френки де Йонг, Вирджил ван Дейк, Йорис Матейсен (84 матча за сборную, серебро ЧМ-2010. — «Матч ТВ»). Вот пример системного подхода.

Почему в Голландии тренеру не дадут кричать на ребенка, в чем разница между Головиным и Семеновым, главная проблема российской системы подготовки

— Ходил на футбол в Москве и слышал, как тренер прям орал на 9-10-летних ребят. В Голландии так может быть?

— Возвращаемся к тому, что в России тренер часто работает с одной командой 9 лет. То есть у нас команда — это собственность тренера, по сути. Такие его маленькие спортивные рабы.

Но вообще если тренер на тебя постоянно орет, то футболистом тут никак нельзя стать. Потому что футбол — это психология, это отсутствие страха. Почему в Голландии футболисты быстрее начинают играть на взрослом уровне? Им доверяют, не кричат, дают право на ошибку.

Опять же, в Голландии тренер в системе. И любая уважающая себя академия просто такому [кричающему на детей] тренеру задаст вопрос: «Ты для себя работаешь или ты частичка академии и здесь, чтобы помогать детям развиваться, воспитывать их для первой команды? Если для себя, то есть множество клубов, в которых ты можешь один год матом покричать и выйти в ЛЧ. Вот, пожалуйста, тебе туда, а у нас другая цель».

«В России дети — это такие маленькие спортивные рабы». Почему у Голландии есть де Йонг, а у нас — нет

— Одна из причин, почему детские тренеры в России так бьются за командный результат — от этого зависит их зарплата, а иногда и вообще возможность работать. Рассказывали истории, как тренеру прямо говорили: «Не займешь третье место — уходишь». В Голландии важен результат?

— Результат — растяжимое слово, тем более в юношеском футболе. Можно проиграть 0:3, но видеть результат по игре, куда команда идет, видеть перспективу. В России проблема в том, что просто отсутствует спортивный менеджмент. Когда клубными академиями руководят люди, далекие от футбола, то логично, что их интересует только [турнирный] результат и бизнес. А это ведет к желанию победить любыми способами: кричать матом на детей, на судью, а можно и не только покричать. Главное ведь выиграть. Но хорошо, выиграете вы в данной игре, в турнире, но потом все равно когда-то надо будет сыграть против бельгийцев.

— Есть ощущение, что российские игроки в больших матчах скованы вот этим криком и страхом из детства и очень боятся ошибиться.

— Это сто процентов. Если игрок боится Лукаку или Мертенса, он уже проигрывает 0:1. Тут речь не только о футбольном мастерстве, но и о психологии. Считаю, такие футболисты, как Головин, Миранчук — хоть они и не звезды европейского футбола, — должны помочь команде, повести ее за собой. А иначе в чем между разница между ними и игроками РПЛ? В чем разница между Головиным и Семеновым, например? В том, что Головин живет с королевском княжестве и переписывается с Фабрегосом по телефону? Только в этом?

Поймите, я очень хочу, чтобы он и Миранчук заиграли и стали футболистами, как Мостовой и Канчельскис, чтобы мы могли гордиться. Так вот сборная для этого и есть, чтобы доказать себе, что они не просто так уехали. Будем надеяться, что они себя еще проявят.

«В России дети — это такие маленькие спортивные рабы». Почему у Голландии есть де Йонг, а у нас — нет

— Главные проблемы российской системы подготовки?

— Она не заточена на воспитание классного конкурентоспособного футболиста. В том числе и в финансовом плане. Когда игрок получает те зарплаты, которые есть в российском футболе, его рост практически заканчивается.

Вот, к примеру, Джикия. Да, мы видим, что ему не хватает скорости, но скорость в футболе — не самое важное, это не смертельный недостаток. Но для того чтобы сделать следующий шаг в развитии, ему надо ехать в другой чемпионат. Допустим, в Германию. В первых 4-5 клубах ему будет тяжело, поэтому надо начинать со средней команды, где за 2 года он сможет адаптироваться, прогрессировать и стать еще лучше как защитник. За счет опыта, психологии компенсировать недостаточную скорость.

И потом — через 2 года — он может перейти в топовый клуб Италии или Бундеслиги. Но из-за того что его все устраивает в «Спартаке», а те команды, которые его, вероятно, привлекают в Германии, сразу не будут доступны (потому что надо сначала доказать), он до сих пор в России.

Баринов может играть как Тилеманс, но надо уезжать в Европу. Слуцкий в Голландии оставил приятное впечатление как человек, и почему всем российским тренерам в Европе будет непросто

— Видите новых талантов в России, которые скоро могут быть в сборной?

— Я могу назвать какие-то фамилии, но надо понимать: развитие игроков — это процесс. Ребятам надо доверять, пробовать их, наигрывать. Вот сборная Голландии обыграла французов на молодежном Евро (хотя уступала по всем показателям, но не об этом сейчас). Так вот в этой сборной Голландии не хватало 4-5 футболистов, которые на тот момент были уже в первой команде.

Может, я чего-то не знаю, потому что смотрю со стороны. Но вот в сборной России первым номером был Гилерме, ему давали 2-3 года сто процентов игр, время на развитие. А сейчас его просто нет в команде. Вместо него выдернули Шунина, которому 34. Ну это же ненормальный процесс.

Что говорить, если у нас Акинфеева периодически просят вернуться на 2-3 игры. Сейчас еще Игнашевич ушел из «Торпедо», тоже, думаю, есть свободное время. То есть видите, о чем мы говорим? Мы не смотрим вперед, а только назад. Это большая проблема всей системы.

«В России дети — это такие маленькие спортивные рабы». Почему у Голландии есть де Йонг, а у нас — нет

— Если говорить про матч с Бельгией, кто из сборной России показал хотя бы намек на топовый потенциал?

— Ну, допустим, чем плох Баринов? Все у него нормально, быстрый, координированный, динамичный, с мячом дружит. Но вопрос: сам бы он хотел уехать в Европу? Агенты и клуб не будут ему препятствовать? Если все же готов уехать, то почему через два года Баринов не может стать таким, как Тилеманс, например?

Дивеев тот же, в принципе, может прогрессировать, если попадет в другую среду, в другие руки. Увидит, как футболисты по-иному относятся к тренировкам. Конечно, он тоже прибавит, сто процентов. Но за какие деньги он готов уехать? Потому что у нас игрокам интереснее быть хуже в футбольном плане, но иметь на два Maserati больше. Такой взгляд тоже имеет право на жизнь.

— Какие в Голландии остались впечатления от работы Слуцкого в «Витессе»?

— О любом тренере нет однозначных отзывов. Я скажу так: он молодец, что осмелился на это. Его никто никуда не приглашал, это стечение обстоятельств — представился шанс, и он принял вызов, язык выучил. Вообще, он не боится делать вещи, которые кому-то покажутся странными.

Думаю, его главная заслуга, что он не был в Голландии таким русским медведем с сигаретой, который ни с кем не разговаривает, а только рычит. Он старался быть открытым и как человек оставил о себе больше положительных эмоций.

— Его «Витесс» упрекали в осторожном футболе, но команда довольно много забивала. Где правда?

— Когда приезжает русский тренер из ниоткуда, к нему другие требования и отношение. Мы ведь понимаем, что если бы не какие-то подводные течения (речь о связи «Челси» Абрамовича с «Витессем». — «Матч ТВ»), то в голландский клуб еще не скоро бы пригласили русского тренера. Поэтому от него ждали сумасшедших результатов, которых, к сожалению, не было. Были хорошие отрезки, плохие, поэтому сказать, что Слуцкий провалился, нельзя.

За ним следили под лупой, плюс, конечно, когда человек не из системы, не свой, то нет людей, которые стали бы его поддерживать, писать хорошие вещи, давать шансы на ошибку. Но, повторюсь, то, что Слуцкий попробовал, заслуживает уважения.

«В России дети — это такие маленькие спортивные рабы». Почему у Голландии есть де Йонг, а у нас — нет

— Кто из российских тренеров плане идей мог бы уехать в Европу? Есть ощущение, что в идейности как раз РПЛ сильно отстает.

— А как можем не отставать, когда у нас все сводится к игре в обороне? Хотя мы гордо говорим, что у нас тактическая лига и еще какую-то ерунду. Какая тактическая лига, когда 8-9 человек в защите? Развиваться ты можешь, только когда двигаешься вперед — в сторону чужих ворот, думаешь, как прессинговать, как сделать так, чтобы все 10 футболистов были задействованы в отборе мяча.

Посмотрите на третий гол Бельгии, Джикия завис слева, два полузащитника стояли не при делах, пошла передача вразрез, а Дивеев, видимо, увидел ее только после того, как ему Лукаку крикнул: «Давай за мной, побежали». Вот, пожалуйста, пример.

Плюс уехать в Европу, когда ты уже сформировавшийся специалист, это очень тяжело. Думаю, немногие готовы измениться. Возможно, будет проще попробовать себя в итальянском футболе, он более закрытый тактически. Но самая главная проблема — психология.

Ты по-другому должен общаться с футболистами. Здесь совершенно иные отношения игрок-тренер. Сможет ли сформировавшийся человек измениться — вопрос. Плюс общение с прессой. Читаю иногда, как Черчесов может позволить себе отвечать на вопросы, ну, в Европе такое долго терпеть не будут. Журналисты просто уберут тебя и все.

Вообще, надо сказать, что время самородков и уличного футбола давно прошли. Сейчас другая жизнь, другое время. Чтобы играть в футбол на топовом уровне, нужна система, структура, хорошие тренерские и менеджерские кадры. Лет 30 мы уже потеряли, но все равно это когда-то надо начинать делать.

Трансляции дня на Евро-2020:

  • 16:00 Украина — Северная Македония
  • 22:00 Нидерланды — Австрия

Источник статьи: matchtv.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.