A place where you need to follow for what happening in world cup

У «Локо» тревожная ситуация с кредитами — выросли в 2 раза при рекордном убытке. В такой ситуации «Динамо» теряло землю и стадион

0 0

У «Локо» тревожная ситуация с кредитами — выросли в 2 раза при рекордном убытке. В такой ситуации «Динамо» теряло землю и стадион

Как надо меняться российскому футболу c экономической точки зрения? Как надо меняться российскому футболу c экономической точки зрения?

В апреле был опубликован финансовый отчет «Локомотива» за 2021 год. И там достаточно тревожных моментов. Вот главное:

  • У клуба огромный убыток — 2,6 млрд рублей, рекордный за 4 последних года. При этом, что важно, резко возросли краткосрочные кредиты и займы (те, которые нужно вернуть в течение 12 месяцев) — с 1,8 до 3,6 млрд рублей
  • Выплаты по зарплатам возросли на 14% (на 800 тысяч евро), хотя генеральный директор Владимир Леонченко в марте сообщал, что ФОТ (фонд оплаты труда) был сокращен на 25 процентов
  • Еще более мощно взлетели траты на поставщиков и подрядчиков (за сырье, материалы, работы, услуги) — на 66%. Клуб потратил на это порядка 1 млрд рублей в 2021 году
  • Акционер «Локо» внес 500 млн рублей на счет клуба, чтобы сумма долгов не превышала стоимость всех активов
  • И такой рост расходов происходит на фоне изоляции российского футбола — исключения сборной и клубов из международных турниров. Что, естественно, скажется и на заработках

У «Локо» тревожная ситуация с кредитами — выросли в 2 раза при рекордном убытке. В такой ситуации «Динамо» теряло землю и стадион

Чтобы понять, насколько текущая ситуация опасная для «Локомотива», мы поговорили с бывшим исполнительным директором клуба и экспертом по спортивному бизнесу Алексеем Киричеком. Он работал в «Локо» дважды — с 2006-го по 2010 год и с 2016-го по 2019-й.

«Сумма кредитов «Локо» критична. Один из вариантов погашения — распродажа имущества»

— За год у «Локо» в два раза выросли краткосрочные (до 12 месяцев) кредиты и займы — с 1,8 млрд рублей до 3,6. Насколько эта большая сумма?

— Это очень большая сумма. Если мы возьмем ситуацию за несколько предыдущих лет, у «Локо» на конец года были займы в размерах 1-1,3 млрд рублей. Но эти займы были, как объясняли, именно для «кассового разрыва». Так бывает, что деньги [для своевременного погашения расходов] приходят чуть позднее, поэтому клуб берет деньги в долг и на конец года имеет займы. Клуб тратит этот займ на текущие расходы, а при поступлении денежных средств [ожидаемо пришедших чуть позднее отчетности] клуб иногда в первом же квартале может погасить кредит.

Но рост кредитных средств в два раза — это явно связано в первую очередь с ростом расходов. Сумма критична. У «Локо» доходы за 2021 год — 7 млрд рублей. Это трансферы, спонсоры, реализация прав и доходы от соревнований УЕФА, а долг при этом — 3,6 млрд. То есть половина. И здесь важно посмотреть на расходы клуба, поскольку отдавать нужно будет не только займ, но и проценты. Возникает вопрос, как клуб сможет обслуживать этот заем, если ставка по нему будет, допустим, 10 процентов. Это 360 млн в год.

Другой тревожный момент — за год выручка клуба выросла на 80 млн, а себестоимость бизнеса (прямые расходы на его функционирование) — на 900 млн. Это тоже критично. Простой пример: вы покупаете яблоко у поставщиков за рубль, продаете — за два. В следующем году вы продаете яблоко за 2,5 рубля (рост на 25 процентов), но поставщики теперь требует не рубль, а два (рост расходов на покупку яблока в два раза). То есть ваши расходы на закупку яблок растут быстрее, чем доходы с их продажи. В случае с «Локо» разница еще больше.

Надо понимать, что из всех доходов клуб 70-80 процентов тратит на зарплаты и трансферы, остальное — на другие нужды. Если рассуждать, что на погашение кредитов идет только прибыль, то у «Локо» за 2021 год с этим сложно: чистый убыток 2,6 млрд рублей, а до налогов — 2,8 млрд рублей. Это очень большой убыток.

Стоит отметить, что на данный момент объем обязательств значительно превышает объем краткосрочных оборотных активов. Почти в два раза. Да, есть футболисты, но их не продашь в быстром режиме. Есть риск неисполнения обязательств, если клуб не сможет обеспечить ликвидность (увеличение доходов, новые займы, резкое сокращение расходов). Например, могут возникнуть задолженности не только по выплатам кредитов, но и в том числе по [отложенным] платежам за футболистов, которые должны наступить в следующем сезоне.

— У «МЮ» какое-то время назад был долг в районе 450 млн фунтов, но паники это не вызывало. Почему?

— Кредит может быть любой, главное — есть ли возможность его обслуживать (платить проценты и возвращать «тело» долга). У «МЮ» есть положительный денежный поток (когда доходы превышают расходы, проще говоря), это позволяет им платить соответствующие проценты и выплачивать основной долг. «МЮ» даже умудряется платить дивиденды своим акционерам в течение нескольких последний лет. В случае «Локо» не очень понятно, как будет планироваться погашение кредита.

Какие есть варианты? Один из — акционер [клуба] должен внести деньги в добавочный капитал, и они целиком пойдут на возвращение кредита. Эти средства вносятся безвозмездно. Для примера: допустим, у вас есть одна акция компании «Тесла», вы верите, что она будет развиваться, — и вы покупаете еще две акции. Также и здесь: если акционер верит в бизнес, в его развитие и рост, то есть опция внести дополнительные деньги, чтобы, допустим, погасить кредит.

Другой вариант — это конвертация долга в уставной капитал. То есть банк, который выдавал кредит, конвертирует задолженность в капитал клуба. По сути, получает его часть — и становится еще одним акционером. Плохо ли это? Разницы особой нет: был один акционер, стало два. Ну, надо будет больше договариваться [по дальнейшей деятельности клуба].

Но нужно понимать, что не каждый кредитор согласиться на такую сделку. Для банка это всегда невыгодно, они редко стремятся конвертировать кредиты в капитал каких-либо организаций. Банки избегают возможности становится акционерами непрофильных активов, это им невыгодно.

Третий вариант — распродажа имущества. Помните случай с «Динамо», которое тоже финансировалось за счет займов? В какой-то момент им пришлось отдавать активы — стадионом, землей. Не знаю, какая у «Динамо» была сумма задолженности, — тогда не публиковалась их отчетность. Но из текущей отчетности могу сказать, что клуб по-прежнему производит какие-то выплаты, связанные с ранее накопленными кредитными обязательствами. Такое было даже в 2021 году.

Ну и, конечно, нельзя исключать вариант, что «Локомотив» вдруг начнет много зарабатывать на спонсорах или сможет очень выгодно продать футболистов.

У «Локо» тревожная ситуация с кредитами — выросли в 2 раза при рекордном убытке. В такой ситуации «Динамо» теряло землю и стадион

— Что «Локомотив» будет отдавать кредиторам при худшем сценарии?

— Стадион принадлежит РЖД, земля (в том числе база в Баковке) — тоже. По большему счету «Локомотив» сможет платить по долгам лишь футболистами. Или реструктурировать кредиты, отдаляя дату их погашения.

— Но есть угроза, что дорогих легионеров российские клубы потеряют летом, если им разрешат разрывать контракты.

— Пока не стал бы говорить, что легионеры уйдут бесплатно. Да, они, возможно, будут хотеть уйти, но клубы постараются получить за них какие-то деньги. Конечно, если все покупатели будут знать, что есть актив, от которого продавец вынужден избавляться, то они не будут стремиться заплатить максимальную сумму. Это, конечно, может стать ударом для клубов.

Но все будет зависеть от того, в каких условиях произойдет этот уход футболистов. Не уверен, что ФИФА и УЕФА станут рушить трансферную систему. Даже сейчас они не разрешили разрывать контракты, только приостанавливать — и уходить на 3-4 месяца, чтобы уже летом российские клубы имели возможность игроков нормально трудоустроить и получить какие-то деньги.

— Еще несколько любопытных цифр из отчетности «Локо». Акционеры в 2021-м также были вынуждены внести 500 млн рублей в счет добавочного капитала клуба. Зачем?

— Чтобы чистые активы стали положительными, и клуб имел возможность профинансировать расходы. Фактически это означает, что долги клуба превышают стоимость имущества. Есть также соответствующий закон об акционерных обществах: если в течение двух лет чистые активы будут отрицательными, то может ставиться вопрос о ликвидации предприятия.

— У «Локо» выросли зарплатные выплаты — с 5,4 млрд рублей до 6,2 млрд рублей (на 14,2%). Несмотря на уход Крыховяка и анонсированное Леонченко снижение бюджета зарплат.

— Тут надо уточнить — это не расходы на зарплаты, а [зарплатные] выплаты. Это разное. Произошло увеличение, да. Плюс 800 млн рублей. Но не забывайте, что был уволен главный тренер, в СМИ светилась сумма в 3 млн евро — это порядка 250 млн рублей. Также расторгли контракт с Зе Луишем, ему тоже выплатили одномоментно какую-то большую сумму. То есть минимум 300-350 млн мы уже быстро нашли. Возможно, были еще какие-то платежи и премиальные. Вспомните победную серию «Локо» весной 2021-го.

У «Локо» тревожная ситуация с кредитами — выросли в 2 раза при рекордном убытке. В такой ситуации «Динамо» теряло землю и стадион

— Рост на 66% по «выплатам поставщикам» — до 1 млрд. Это нормально?

— Рост приличный. Из-за чего не знаю, можно только предполагать. Во-первых, это может быть связано с покупкой стратегии развития от известного консалтингового агентства. Подписывался также какой-то контракт с консалтинговой компанией Рангника. Вполне возможно, что выплаты по этому контракту еще идут.

— 2,6 млрд рублей убытка за год — это беспрецедентно для России?

— У «Зенита», ЦСКА тоже бывало больше 2 млрд. Краснодар в этом году при выручке 4,7 млрд рублей получил 2,4 млрд рублей. Но для «Локо» это много. И здесь, как уже говорил, основной вопрос, что дальше. Например, в ЦСКА, по сути, ВЭБ конвертировал займы — и получил долю в клубе.

«РПЛ — шестая в Европе по заработкам, но нужна эффективность. В других лигах трансферная стоимость игроков растет, в России — падает»

— Российские клубы отстранили от еврокубков. Как это скажется на них? С учетом что большинство финансируются из госбюджета.

— Не говорил бы, что у нас исключительно бюджетное финансирование. В первую очередь клубы финансируется за счет спонсоров. Конечно, многие спонсоры связаны с компаниями, которыми в той или иной степени владеет государство. Но в каждом случае у государства свой процент — это касается РЖД, «Газпрома», ВТБ и других. «Лукойл» вообще негосударственная компания. Поэтому это все не совсем бюджетные деньги. Это коммерческие деньги компаний, которые имеют в своем капитале долю государства. Это не одно и то же. В этом случае клубы должны предоставить определенные услуги спонсирующим организациям, чтобы доказать, что у этих вложений есть коммерческая ценность.

Сейчас сложно сказать, что ждет российский футбол — очень большая динамика [событий]. Надо исходить из отчетов больших компаний за первый и второй кварталы этого года. После этого будет понятно, что происходит.

Также надо понимать, что в России клубы формируют свои бюджеты по-разному: есть те, кто планирует на календарный год, а другие — на спортивный сезон. На календарный год бюджет уже спланирован и сверстан. В этом случае, если не будет какого-то форс-мажора с точки зрения резкого падения доходов [компаний], то у таких клубов в 2022-м все будет более-менее нормально.

Бюджет на следующий год начнет формироваться осенью, а закладываться где-то в августе. К этому моменту — с учетом полугодовой отчетности спонсоров — будет понятно, на что клубы могут рассчитывать в 2023-м. Насколько там сократятся бюджеты.

У «Локо» тревожная ситуация с кредитами — выросли в 2 раза при рекордном убытке. В такой ситуации «Динамо» теряло землю и стадион

— Но можем предположить, какие будут последствия отстранения УЕФА?

— Ну, смотрите: в сезоне-2019/2020 (за 2021 год пока нет данных клубов для РФС) вся выручка клубов составила 63 млрд рублей. Это еврокубки, спонсоры, продажа билетов и так далее. Из этих денег порядка 8 млрд было получены за счет еврокубков. Это был самый успешный за последнее время год, когда «Зенит», «Локомотив» и «Краснодар» играли в групповом этапе ЛЧ.

8 млрд из 63 — это порядка 12-13 процентов всех доходов. В предыдущие сезоны результаты в Европе были чуть хуже, но в среднем 10% — это то падение, которое уже случится у РПЛ без еврокубков. Безусловно, потери будут частично компенсированы за счет нового контракта РПЛ с букмекерами и «Матч ТВ».

Но это произойдет в целом по лиге. До этого 8 млрд от еврокубков делили между собой 3-4 клуба, а в данном случае эти деньги достанутся всем 16 командам, в той или иной пропорции. Поэтому, в целом, лига не должна сильно потерять, но опять же — надо смотреть, что в августе будет с крупными российскими компаниями.

— В СМИ сообщалось, что ЦСКА и «Спартак», вероятно, сократят финансирование в следующем сезоне. Топы обеднеют?

— Если уйдут иностранцы, конечно, финансирование сократится, расходы уменьшатся. Не нужно будет платить большие зарплаты легионерам. Безусловно, нас ждет достаточно серьезный удар по футбольной экономике. И здесь потребуются решения по оптимизации затрат, поиску новых вариантов дохода. Нас ждут большие экономические изменения. Но, возможно, это позволит увидеть гениальных футбольных менеджеров, которые умеют работать в таких условиях.

— Как надо меняться российскому футболу экономически?

— Нужно повышать эффективность. Это не только связано с кризисом, это логика управления любого бизнеса. Спорт тоже должен существовать по этим законам. Надо учиться жить по средствам и заниматься развитием активов, прежде всего это футболисты. Их нужно уметь развивать и готовить. Повышать их стоимость, правильно интегрировать в команду, обеспечить переход из молодежной команды в главную, не потерять по всяким арендам.

У «Локо» тревожная ситуация с кредитами — выросли в 2 раза при рекордном убытке. В такой ситуации «Динамо» теряло землю и стадион

— Поймите, у нас есть ресурсы, их даже много. До 2022 года РПЛ по уровню денег, которые в ней вращаются и функционируют, занимал шестое место в Европе. То есть по заработкам (63 млрд) наш чемпионат сразу после топ-5 лиг.

Но при этом если посмотреть на трансферный рынок, то в Европе он иногда рос быстрее, чем фондовые индексы, а в России стоимость футболистов не только не росла, она даже падала! Представьте, возвращаетесь вы в 2010-й и начинаете каждый год вкладывать в бизнес 700-800 млн евро. Что вы ждете от бизнеса? Что он принесет прибыль либо приведет к увеличению стоимости этого бизнеса и его активов (то есть футболистов). Но через 10 лет вы обнаруживаете, что стоимость активов не выросла. Наверное, это говорит в том числе и о неэффективном управлении.

То, что у российских клубов приличная финансовая подушка по сравнению с европейскими командами, да, это круто. Но возникает вопрос  об умении управлять этими активами. Потому что нет роста трансферной стоимости футболистов.

— Кто должен отслеживать эффективность работы клубов?

— За эффективностью должны следить люди, дающие деньги. В нашем случае чаще всего спонсоры приходят в клуб благодаря взаимодействию с его руководством. Если клуб региональный, то обычно спонсоры приходят по связям губернатора, мэра. Соответственно, они и должны ставить задачи. Говорить: «Вот я привел вам спонсора, хочу вот этого и этого». Нужны критерии эффективности. Потому что для клуба из Москвы — это одни условия, для региональных команд — другие.

Источник статьи: matchtv.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.