A place where you need to follow for what happening in world cup

«Игроки понимают, что можно валять дурака — и будет новый тренер». Хохлов объясняет про «Ротор», «Динамо» и сборную России

0 0

«Игроки понимают, что можно валять дурака — и будет новый тренер». Хохлов объясняет про «Ротор», «Динамо» и сборную России

Также удивил уровень ФНЛ. Также удивил уровень ФНЛ.

  • Сегодня исполняется 46 лет бывшему полузащитнику сборной России Дмитрию Хохлову
  • Карьеру игрока Хохлов провел в ЦСКА, «Торпедо», «Локомотиве», «Динамо», а также голландском ПСВ и испанском «Реале Сосьедад»
  • В качестве тренера он трудился в московском «Динамо» и «Кубани». Последним местом работы специалиста стал «Ротор» в 2021 году. Месяц назад контракт с Хохловым был расторгнут

Негативный опыт в «Роторе»: странные поражения от аутсайдеров, удивительное судейство и тяжелый график, в котором не получается тренировать

«Игроки понимают, что можно валять дурака — и будет новый тренер». Хохлов объясняет про «Ротор», «Динамо» и сборную России

— Как оцените для себя этот год? Поработали в «Роторе», но недолго.

— Это был негативный опыт, не могу его занести себе в актив. Многое, о чем договаривались перед подписанием контракта с «Ротором», не было выполнено. Если честно, на эту тему не хочу распространяться, желаю просто забыть.

— Не разочаровались в ФНЛ? Бесконечные перелеты, нет времени тренировать из-за графика, поля.

— Было одно глобальное разочарование — это уровень игры. Думал, что ФНЛ посильнее. Что касается перелетов, в начале сезона у нас был недельный график, удавалось нормально готовить команду. Но потом, когда пошли игры через три дня на четвертый, честно, там вообще тренировочный процесс отсутствует. Просто нет времени.

Не совсем понимаю, зачем такой график делается. Условно, молодежь должна расти и прогрессировать через тренировки в том числе, но она этого не получает.

— Может, стоит сокращать число команд в лиге?

— Считаю, нужно возвращаться на систему «весна-осень». У нас на данный момент полтора-два летних месяца просто выпадают, а туда можно вместить 7-8 игр. Нынешний формат тяжело переживают низшие лиги.

Если брать ПФЛ, то первая часть сезона там заканчивается в середине ноября, а начинается вторая уже в апреле. Полгода команды без игровой практики. У некоторых вообще нет возможности ездить на сборы. Прекрасно понимаю, когда в такой ситуации игроков отправляют в отпуск и поближе к чемпионату набирают иногда наполовину новую команду. Просто потому, что нет возможности полгода платить зарплату без игр.

— Судейство в ФНЛ удивило?

— Очень сильно, и с первого тура. Когда не видят, как мяч пересекает линию на 20 см, хотя судья находится в прекрасном положении, а боковой просто закрывает глаза, всё это очень странно. 

Или до сих пор помню трактовку одного момента. Мы подали протест на то, что нам не поставили пенальти. Игрок принимал мяч на грудь, его сзади двумя руками уронили. Нам ответили, что наш игрок находился на двух опорных ногах, поэтому пенальти не был назначен верно. Для меня это загадка: если игрок находится на двух опорных, его можно толкать?

К сожалению, тренерам с такими ситуациями никак не нельзя бороться. Можно говорить во время игры, на пресс-конференциях — и получать за это штрафы, но это никак не влияет. Должны руководители [российского футбола] на эти вещи больше обращать внимания — и бороться с ними.

«Игроки понимают, что можно валять дурака — и будет новый тренер». Хохлов объясняет про «Ротор», «Динамо» и сборную России

— И «Динамо» в первые месяцы при вас, и «Ротор» неплохо играли, но явно недобирали очков. Почему?

— Реализация. Может, прозвучит банально, но это так. «Ротор» действительно создавал много моментов, но хромала реализация. Ты можешь выстраивать игру, отрабатывать какие-то комбинации и так далее, но в конце всё решает класс футболистов. Например, в игре с «Акроном» мы имели семь сто процентных моментов, а забили только один.

— Казалось, что с некоторыми игроками вы потеряли контакт. И что на это повлияла в том числе публичная критика от вас.

— С некоторыми, да, контакт был потерян. Но всегда говорил и повторю еще раз: я органически не перевариваю неуважительное отношение к футболу. Начиная с тренировочных занятий, заканчивая самой игрой. Поэтому с такими игроками так и было.

Что касается публичной критики, то, во-первых, я ни разу не назвал фамилию футболиста, который неважно провел игру. Да, один раз намекнул, но это было после многочисленных разговоров и убеждений.

Опять же, к критике можно по-разному отнестись. Многие игроки в последнее время выбирают довольно простой путь — перестают играть, тренироваться и ждут смены тренера. Как показывает практика, когда приходит новый тренер, через время с этими же футболистами происходит та же ситуация. Это и РПЛ касается. Роль тренера сейчас принижена во всех командах, игроки понимают, что можно валять дурака — и будет новый тренер. Также и влияние агентов немало значит.

— В какой-то период не появилось ощущения, что часть футболистов вас просто сливает?

— Так скажу. Четко убежден, что некоторые матчи мы проиграли не просто так. Мы практически со всеми лидерами сыграли хорошо — либо выиграли, либо вничью. Победили «Ахмат» в Кубке России. Но всем аутсайдерам на тот момент мы проиграли. Наверное, это не просто так.

Три команды в РПЛ, за которыми интереснее всего следить, и почему в России проблемы с интенсивностью и дриблерами

«Игроки понимают, что можно валять дурака — и будет новый тренер». Хохлов объясняет про «Ротор», «Динамо» и сборную России

— Три месяца назад активно назревали реформы в РПЛ — и в плане структуры лиги, и в плане лимита. Но потом, после высказывания первых лиц государства, всё как-то затихло. Эти изменения могли помочь нашему футболу?

— Какие-то — могли. Я не сторонник резких глобальных перемен, но постепенно что-то менять нужно. Если нет результатов, то надо пробовать новое, а не плыть по течению.

Формат чемпионата России от голландцев мне не очень понравился. Лучше просто вернуться на «весну-осень». Что касается лимита, то когда я работал в молодежке «Динамо», я был против его отмены. Сейчас — за. Посмотрев взрослый футбол изнутри как тренер, понял, что лимит искусственно создает места для молодых. Это делает им только хуже. Нет должной конкуренции, сопротивления. Это видно и в тренировках: те, кто не чувствует конкуренции, работают по-другому.

— Вы рано уехали в Европу — в 23 года к Дику Адвокату в ПСВ. В тренерском плане что запомнилось?

— Интенсивность в тренировках. Она настолько разнилась с тем, что было в России! Просто на другом уровне была.

— В РПЛ до сих пор не хватает интенсивности в играх. Так и не догнали Европу, получается.

— Вполне возможно, что с таким отношением и не догоним. Понимаете, нельзя игрока из-под палки заставлять каждую тренировку делать всё быстрее, мощнее. Если футболист считает, что ему и так нормально, он просто не будет прогрессировать. А нельзя на тренировках работать с одной интенсивностью, а в играх — с другой. Это всё связано.

— За какой командой в РПЛ по-тренерски наиболее интересно следить?

— Насчет «Зенита» и так понятно. Команда на первом месте. Выделю еще «Динамо» и «Сочи». У первых нравится, как поменялась команда. Нравится, что динамовцы хотят показывать европейский агрессивный и мобильный футбол. Наблюдать за этой работой интересно.

«Сочи» уже какой год, не обладая суперподбором игроков, стабильно и качественно играют. Федотов реально выжимает максимум. Принял команду, когда 95 процентов были уверены, что она вылетит. Не только сохранил прописку и показывает интересный футбол, но и идет вверху таблицы.

«Игроки понимают, что можно валять дурака — и будет новый тренер». Хохлов объясняет про «Ротор», «Динамо» и сборную России

— Кажется, что в России мало тренеров, которые стараются играть в высокий прессинг и выстраивать позиционный футбол. Почему?

— Отвечу так. В «Роторе» я тоже хотел играть высоко, в атаку и прессинговать. Потом мы пришли к тому, что опустились в средний оборонительный блок. Потому что нужно исходить из того, есть ли у тебя игроки, которые выдержат такой темп игры, чтобы показывать агрессивный и атакующий футбол. Поэтому от желаний до возможностей зачастую большая дистанция.

— Почему в России мало дриблеров? Тех, кто может стабильно обыгрывать один в один, просто единицы.

— Разговаривал как-то со своими знакомыми испанцами, они мне хорошую вещь сказали: «У вас в школах воспитывают команды, а мы в основном заточены на воспитание индивидуальностей». Наверное, поэтому у нас мало индивидуально сильных игроков с хорошим дриблингом.

— Какие качества выделяют Захаряна? В чем надо прибавлять?

— У него немало плюсов. Индивидуально сильный, также умеет играть на команду. Хорошая техника, поставленный удар, виденье поля, мобильность и так далее — много плюсов. Но главное сейчас — не переборщить с похвалой и вниманием. В этом плане нравится, что «Динамо» старается его оградить от излишней медийности.

Захарян должен в каждой тренировке искать, где прогрессировать. Потому что у нас бывает так, что кто-то выстреливает, а дальше движется по накатанной. Простую передачу отдал, а его даже за это хвалят. Вот человек и перестает расти.

— Вы работали с Грулевым в молодежке. Почему затянулся его выход на нынешний уровень?

— У него хорошие данные, но адаптационный период затянулся из-за смены позиции. В молодежке и «Динамо-2» у нас он играл крайнего полузащитника, только в последние два-три месяца стали пробовать его нападающим — просто не было других вариантов. По своему потенциалу он может выходить и там, и там — Слава быстрый, мощный, головой играет, бьет с обеих ног, умеет прессинговать. Всё, что нужно для нападающего, есть. Сейчас адаптация закончилась, и он хорошо себя проявляет.

Медийный образ Кокорина не совпадает с действительностью, откуда берется страх у российских игроков, вера в сборную в стыках есть, но будет сложно

«Игроки понимают, что можно валять дурака — и будет новый тренер». Хохлов объясняет про «Ротор», «Динамо» и сборную России

— В «Динамо» вы пересекались с Кокориным. Почему у него не идет?

— Для меня это загадка. Он очень талантливый. Даже год находясь вне футбола, вернулся и провел неплохую весну. Мне казалось, что он сможет вернуться на свой уровень, но что произошло потом — не знаю.

— Есть мнение, что ему не хватает заряженности на футбол и результат.

— У меня такого ощущения не было, он всегда выкладывался.

Иногда об игроке создается неправильное впечатление, если он начинает что-то постить в Instagram или где-то еще. Людям кажется, что он отстраняется от футбола и занят другими вещами. Но так [активно ведут соцсети] делают все. Просто всё внимание сконцентрировано на Кокорине как на звезде нашего футбола. Он сам задрал планку, поэтому если играет ниже этого уровня, то летят копья.

— Решающий матч сборной против Хорватии разочаровал?

— Честно, немного разочаровал. Как-то уж очень сильно мы играли на результат.

— После игры запустился разговор о психологии в нашем футболе. Есть мнение, что страх важных встреч появляются еще в детских академиях.

— Полностью согласен. Всё идет от детских лет. Когда передавливают с задачами: что надо выиграть какой-то турнир, игру, а не развиваться и показывать красивый футбол. Детских тренеров тоже можно понять — у нас мало академий и школ, где им дают свободу действий в воспитании игроков. Большинство ставит результат во главу угла, поэтому, если тренер не будет занимать определенные места, побеждать, его просто лишать работы. Это всё откладывает отпечаток на игроках тоже.

«Игроки понимают, что можно валять дурака — и будет новый тренер». Хохлов объясняет про «Ротор», «Динамо» и сборную России

— Сборная без Дзюбы — это нормально? Команда иногда всё равно сваливается на длинные выносы.

— Есть Заболотный, игрок такого же плана. Но вообще, все прекрасно понимают, что что-то между главным тренером и Артемом произошло. Нужно делать отсылку к этому моменту.

Тренер часто сталкивается с проблемой сопоставления класса игрока, его важности для команды и его влияния на атмосферу. Это проблема. Надо взвесить все за и против — и принять решение.

— Верите, что выйдем на ЧМ?

— Верить и поддерживать всегда хочется, это наша сборная. Но будет тяжело. 

Источник статьи: matchtv.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.